Когда исчез Арктический мост

arkticheskij-mostАнтарктида, Атлантида, Понтида — географические названия, которыми обычно именуют материки, континенты, существующие в наше время или, может быть, существовавшие в прошлом. Но именно таким образом обозначил проблему поиска гипотетической арктической земли известный полярный исследователь Я.Я.Гаккель. Этот ученый, именем которого назван подводный хребет в Северном Ледовитом океане, оставил в наследство целую папку материалов с надписью «Арктида».


Северный водный бассейн, хотя и разделяет целые материки, но считаться истинным океаном может лишь условно. Его площадь в 13 раз меньше Тихого и в 6—7 раз меньше Атлантического и Индийского океанов. И еще одна удивительная особенность Арктического океана — он совсем мелкий. Область больших глубин занимает здесь очень небольшую часть его акватории. Например, участок с глубинами более 1 км по площади меньше, чем, например, Филиппинское море. Зато в Арктике сильно развита шельфовая зона. Так, в районе Сибири протяженность шельфа местами превышает 700 км, а на стороне Канады достигает 1400 км. Наибольший интерес вызывает расположенный в восточной части Северного Ледовитого океана подводный хребет Ломоносова, протягивающийся на 2000 км с востока на запад (24). Почти все исследователи сходятся во мнении, что эта горная гряда, так же как расположенный неподалеку хребет Менделеева, явно континентального происхождения. Об их былом подводном существовании свидетельствуют геоморфологические данные о наличии большого количества неуплотненного крупнообломочного материала (в результате выветривания), о субаэральных формах рельефа, свойственных наземным горам, расчлененность склонов и широкое развитие террас.

Итак, горная страна, возвышавшаяся над поверхностью Арктического океана существовала. Но когда? Одни ученые, большинство их геологи, относят это существование на сотни тысяч и даже миллионы лет назад. Однако другие полагают, что хребет Ломоносова был надводным совсем в недавние времена, измеряемые всего лишь тысячами лет. Так, по результатам изучения гидрологического режима восточной части океана М.М.Ермолаев считает, что суша здесь существовала еще в 1-м тысячелетии до нашей эры. Исследования растительного мира островов Элсмир, Мелвилл, Банк в Северной Америке и азиатских полуостровов Таймыр, Чукотка и других показывают их удивительную схожесть. Многие представители флоры этих противоположных берегов Северного Ледовитого океана могли перейти друг к другу только по суше. Об этом свидетельствует геоботаник А.И.Толмачев, гидробиологи К.Н.Несис и Е.Ф.Гурьянова, которые полагают, что сухопутный «мост» протягивался в приполюсных областях всего 2,5 тыс. лет назад.

И, конечно, птицы. Гонимые выработанным веками инстинктом, они и в наше время летят к летним гнездовьям через всю центральную Арктику. Это отмечает и орнитолог Л.А.Портенко и Э.В.Толль, который изучил трансарктические перелеты черной казарки. А такая редкая по красоте птица, как розовая чайка, каждый год осенью упрямо летит не на юг в теплые края, а на север. Не доказывает ли это, что на пути птиц издавна была твердая (и теплая) земля, хотя бы в виде островов, иначе как они могли преодолевать тысячекилометровые трассы? Не стали бы они зимовать на покрытых ледниками заснеженных островах, таких как остров Беннета или Врангеля.

Находят в Арктике и свидетельства пребывания на самом крайнем Севере древнего человека. На Шпицбергене советские ученые, в частности М.П.Соловьева, нашли стоянку с наскальными рисунками. Чуть позже археологи из ФРГ Хансен и Лирль обнаружили неподалеку второе стойбище, возраст которого 4 тыс.лет. Таким же временем датируется и находка аналогичного поселения человека на другом берегу Северного Ледовитого океана Канадских арктических островах. Невольно приходит мысль о связи этих архипелагов друг с другом сухопутным перешейком или цепочкой островов, относительно близко расположенных друг к другу.

Об этом же может говорить и сенсационное открытие в 1982— 1983 гг. в 140 км от Якутска в районе Диринг-Юряха богатых погребений в каменных ящиках, где найдено большое количество прекрасно обработанных бытовых предметов и орудий охоты. Это поселение тоже датируется примерно 2-м тысячелетием до н.э., т.е. совпадает по времени с шпицбергеновскими и канадскими стоянками. В какое бы историческое время ни существовала Арктида, если на ней жили люди и развивалась цивилизация, она не могла не оставить следа в памяти человечества. И действительно, в легендах многих народов присутствуют рассказы о далекой северной стране.

Наиболее древний литературный источник — иранский памятник зороастризма — «Авеста» повествует о «начале мира», где солнце Хвар никогда не заходит, более того: «… у них день — это то, что является годом». Не о Северном ли полюсе идет речь? Говорится здесь и о горе Высокая Хара, которая протягивается «по всей земле с запада на восток» (может быть, это нынешний хребет Ломоносова?). В этом царстве, где не было ни холода, ни жары, где росли высокие благоухающие растения, текли чистые реки, счастливо жили боги и герои.

В другом сборнике древних легенд индийском эпосе «Махабхара-те» тоже говорится о высокой горе Меру, которая находится на северной окраине мира. «Здесь год — это сутки, делящиеся пополам на день и ночь. Над горой, висит неподвижно Дхрува (Полярная звезда), вокруг которой ходят звезды Семеро ришм (Большая медведица), Арундхати (Кассиопея) и другие.» Откуда, спрашивается, могли знать в Индии об этих созвездиях, которые видны лишь в северных широтах? Кроме того, в легенде упоминаются апсары — «блистающие водяницы, рожденные радугой» — северные сияния.

В «Махабхарате» рассказывается:»… в стране, где вкушается блаженство, живут боги и гандхарвы, ассуры, киниары, смелые мужи, удаленные от всякого зла». И снова говорится о мягком климате этой северной земли, отсутствии холодных и жарких ветров, о лесах и полях, богатых плодами, стадами антилоп. Особый интерес представляет сообщение о том, что этот фантастический мир находится не где-нибудь, а на большом Белом острове Шветадвипа, который виден с горы Меру и расположен в северной части Молочного моря. Удивительная ассоциация названий с белоснежными ледовыми островами молочно-белой воды Арктики, хотя временные характеристики здесь явно нарушены.
«Махабхарата», так же как древний индусский «Джарай», может быть доказательством известного мнения, что предки индийских ариев пришли на Индостан с далекого Севера. Это же служит косвенным подтверждением того, что прародиной индоевропейских народов, попавших в Индию только во II тысячелетии до н.э. (как раз перед последним резким похолоданием), могли быть и приполярные области Северного полушария. Не та ли эта самая Арктида?

Пожалуй, никакая другая легенда из мифов Древней Греции не производит такого впечатления истинности описываемых событий, как рассказ о битве богов и титанов. В отличие от почти всех прочих мифов здесь действуют вполне реальные люди в достаточно реальных условиях. Это особенно относится к изложению легенды Плутархом.

Когда-то в незапамятные времена царивший в Элладе «золотой век» был нарушен борьбой за власть в стране между Зевсом и его отцом Кроном, которого поддерживали титаны. После победы Зевса титаны, возглавляемые Кроном, ушли куда-то на север и поселились за Кронииским морем на большом цветущем острове, где «мягкость воздуха была удивительной». В той стране царили мир, культура, искусство. Жрецы занимались естествознанием, литературой и философией. Один из героев Плутарха, побывавший в этой стране, получил «столь большие познания в астрономии, до каких только может дойти человек, изучивший геометрию».

В других мифах древних греков идет речь о далекой северной стране, находившейся «за скифами», которые в свою очередь рассказывали, что на севере «лежит страна, что рождает обильные плоды, а в ее рощах обитает священный счастливый народ». Правда, Геродот писал, что не скифы, а Гомер в «Эпигонах» и Гесиод сообщили о «счастливом» северном народе гипербореях. Жили они за Рифейскими горами, во владениях бога северного ветра Борея.

В поэме «Аримаспейя» Аристей (VII в. до н.э.) описал попытку добраться до гипербореев. Следуя этому стихотворному произведению Геродот написал, что «выше исседонов живут одноглазые мужи — аримаспы. Над ними живут стерегущие золото грифы, а выше этих — гипербореи, достигающие моря».

Плиний также сообщал о гипербореях, которые жили в лесах и рощах и питались древесными плодами. Он утверждал, что именно в их стране находится «точка вращения мира» и солнце заходит лишь один раз в год.

В стране гипербореев побывали древнегреческие герои Геракл и Персей, убивший медузу Горгону, которая превращала людей в скалы. Из страны гипербореев была и титанида Лето, позже на острове Делос родившая Аполлона и Артемиду. Кстати, Аполлон до своего воцарения в Дельфах, основанных тоже гиперборейцами, долго жил в гиперборейской стране и потом неоднократно туда наведывался.

О достоверности некоторых из этих легенд говорит такой факт. Геродот рассказывает о виденных им на острове Делос могилах двух гипербореянок, Арги и Отиды, приезжавших сюда с титанидой Лето. В 20-х годах французские археологи действительно обнаружили на Делосе фрагменты гробниц «гиперборейских дев».

Загадочные гипербореи на самом деле могли быть и частью населения Эллады, ушедшего после какой-то войны на север и там обосновавшегося. Греки вообще колонизировали много северных земель. О близости греков и гипербореев говорит древний автор Диодор, который подчеркивает, что гипербореи «имеют свой собственный язык, но к эллинам очень близки, и особенно к афинянам и делосцам, с древних времен поддерживая это расположение».

Удивительное совпадение приведенных сообщений совершенно разных источников из южных стран евроазиатского континента дополняется легендами северных народов. Так, в скандинавских сагах говорится о «стране блаженных», когда то располагавшейся в Северном Ледовитом океане, финский эпос называет ее Северный дом (Сарайас).
Неужели все это только сказки, вымысел?

Но вот еще одно чудо, которое заставляет серьезно задуматься. Это знаменитая карта Герарда Меркатора, составленная им в XVI в. Сведения, которые легли в основу карты, собирались в течение долгого времени и включали самые древние материалы, уходящие в далекие века и тысячелетия. Так вот на этой карте вокруг «Помоса Архтического» четко изображена земля: большой материк, разделенный четырьмя широкими реками-проливами на четыре части-острова. От Евразии и Америки материк отделяется «Морем Ледовым». У самого северного полюса стоит высокая одиночная гора — «Черная скала».
Могут быть два предположения. Во-первых, что земля у Северного полюса — плод фантазии Меркатора. Но почему же тогда так удивительно четко по тому времени изображен север Европы: Скандинавия, Кольский полуостров, даже острова Новой Земли и Шпицберген? Вполне определенно показана Гренландия, Исландия и даже исчезнувшая Фрисландия. Поэтому сомнительно, что и полярная Гиперборея выдумана просто так, без всяких оснований. Нет, она не домысел —слишком подробно вырисованы ее берега с мысами и заливами.

Второе предположение: картограф принял за землю огромные ледяные поля, описанные мореплавателями. Но ведь тогда нельзя было бы подробно изобразить рельеф местности. А на карте детально нарисован горный хребет, опоясывающий почти весь материк (не те ли это горы, о которых говорят индийские и иранские легенды?). Затем реки — они не только изображены с разветвленными дельтами и изгибами русел, но дана и- характеристика режима их течения. Про одну из них в комментариях говорится, что она «имеет пять рукавов, и вследствие узости и быстроты течения никогда не замерзает». Про другую сообщается что «здесь река разделяется на три рукава и каждый год остается подо льдом три месяца».

Меркатор населяет Арктиду людьми, что, по-видимому, отражает какие-то давние времена, так как в XVI в. вряд ли климат Заполярья резко отличался от нынешнего. На той части материка, которая обращена к Европе, жили низкорослые пигмеи, тесно связанные с жителями Гренландии — скрелингерами, как они их называли. На другой части обитали некие барги. Кстати, если вернуться к легендам, то ведь Одиссей побывал и в Схерии, стране, берега которой изрезаны «шхерами», где жили фракийцы. Не они ли перекочевали позже во Фракию? Тут есть над чем задуматься…

Итак, перед нами длинный ряд уходящих в века свидетельств существования легендарной Арктиды. Зороастрийская «Авеста» — I тысячелетие до н.э. позже — индийская «Махабхарата», древнегреческие авторы Пиндор и Геродот — V—VI вв. до н.э., Плиний — I в. н.э., Павсаний —II в. н.э., наконец, Меркатор — XVI в. Что же, на этом обрывается цепь сообщений о загадочной стране?

Ничего подобного. В XVII-XVIII вв. в устье Колымы была увидена Земля Андреева, позже к северу от Шпицбергена открыта Земля Джиллиса, в Чукотском море — остров Крестьянки, найденный одноименной шхуной. В 1811 г. к северу от Новосибирского архипелага Яков Санников заметил большой остров, а в 1886 г. Э.В.Толль описал его, рассказав о четырех плоских горах с низким предгорьем, которые хорошо были видны в ясную солнечную погоду. Известный советский академик В.А.Обручев написал даже большой научно-фантастический роман под названием «Земля Санникова».

И в наше время многие полярные летчики, в частности, известный штурман В.И.Аккуратов, описали несколько хорошо ими виденных островов в Северном Ледовитом океане, которые, к сожалению, до сих пор пока не найдены. Еще два неизвестных острова, расположенных в 150 км от Северного полюса, были сфотографированы советскими летчиками несколько лет назад. Подойти к этим островам морским путем мешают ледяные торосы и постоянные туманы.
Интересно проследить за тем, как менялись во времени представления о величине таинственных северных земель.

В 1823 г. на острове Семеновском в море Лаптевых высадился исследователь сибирского Севера лейтенант Петр Анжу. Измерив размеры острова, он написал в своем донесении, что его длина составляет 15 км. Менее чем через столетие, в 1912 г., по свидетельству моряков с корабля «Войган», эта величина стала равной всего 5 км. В 1936 г. уже советские гидрографы отметили длину острова 2 км. А в 1955 г. Семеновский не был найден вообще, от него осталась под водой лишь песчаная отмель.

Точно так же к нашему времени исчез в пучине моря1 еще один остров — Васильевский, береговой обрыв которого был сфотографирован в 1915 г. русским исследователем Л.С.Старокадомским. Ничего не осталось в море и от островов Меркурия, Фигурина и Диомида, нанесенных на карту в XVIII в. Постепенно уменьшаются в длине сегодняшние берега островов Новосибирского архипелага, например Большой Ляховский, где скорость наступления моря достигает 20— 30 м в год. Следуя оценке океанолога Н.Н.Зубова, сделанной на основе его наблюдений в послевоенные годы, можно без большого преувеличения сказать, что еще через 10—20 лет этого острова не станет, так же как ранее не стало острова Васильевского.

Не то же ли произошло и с другими островами-«призраками», исчезнувшими в прошлые времена, такими как Земля Санникова, Земля Гиллеса, Земля Андреева?

Общность судьбы многих островов сибирского побережья Северного Ледовитого океана невольно наводит на мысль, о трм, что они — остатки существовавшего когда-то большого материка, Арктиды, который не ушел под воду, а просто-напросто растаял, т.е. сам превратился в воду. Такая гипотеза осо-у бенно большое развитие получила в 70-х годах; большой вклад в нее сделал С.В.Томирдиаро. Согласно этой гипотизе Арктика — была огромной ледовой страной, в прошлом соединявшейся с Якутией и Чукоткой. Ее фундаментом служили многометровые толщи ископаемого льда, погребенного под слоем земли.

О существовании в прошлом этой огромной единой страны доказывают, в частности, находки председателя Президиума Дальневосточного научного центра академика Н.А.Шило, который на побережье моря Лаптевых в северной части Прилеиской Якутии обнаружил мощные залежи подземного льда, очень похожего на льды ближайших островов. Как же образовался этот странный ледовый материк?

В начале Ледникового периода уровень Северного Ледовитого океана сильно снизился. И если в Северной Европе образовался гигантский ледник, вобравший в себя огромное количество влаги, то на северо-востоке евроазиатского континента появились условия для сухого морозного климата. Собственно говоря, здесь влаге появиться было неоткуда, так как открытой поверхности моря тогда не существовало (всюду стоял круглогодичный паковый лед) и испаряться было нечему. В условиях жесткого дефицита водяного пара установилась область почти постоянного высокого давления, т.е. антициклон (как в наше время над Антарктидой). Арктический бассейн превратился в своего рода кондиционер-холодильник, который гнал массы сухого морозного воздуха на юг. Сильные ветры выдували обнажившийся морской шельф и несли с собой пыль и песок, образующие своеобразные почвы, северные лессы, которые метровым слоем покрыли огромную ледовую территорию Арктиды с сегодняшней Якутией и Чукоткой. (Правда, в этой гипотезе образования эоловых лессов есть одна неувязка — в этих грунтах кое-где обнаруживаются песчинки золота. Как оно здесь оказалось? Вряд ли золото могло переноситься ветром…)

Климат в Арктиде и южнее ее был крайне суровый, поистине марсианский — зимой температура понижалась до минус 80—100 °С. И это при почти полном отсутствии снега и ледяном ветре, несшимся с ураганной скоростью. Какая уж тут могла быть жизнь?
Но жизнь была. И довольно бурная. В летние 3—4 месяца с почти безоблачного неба круглые сутки светило яркое солнце, которое нагревало воздух чуть ли не до 30 °С. В протаявшей на 20—50 см плодородной почве бурно и торопливо всходили и расцветали всеми красками травы — полынь, лебеда, эфедра. В отличие от деревьев и даже кустарников, условия для их роста были идеальные: внизу влага, сверху тепло.

Отсюда и появление травоядных животных: могучих мамонтов, диких лошадей, сайгаков, двурогих шерстистых носорогов, северных оленей, бизонов. Облаченные в толстый слой густой теплой шерсти, они довольно легко переносили суровую зиму. Почти полное отсутствие снежного покрова и мощные копыта помогали им добывать пищу в мерзлой земле и зимой. Но, конечно, особенно бурно жизнь бурлила здесь в основном в теплые времена года. Все лето травоядные животные паслись в приполярных степях, а к зиме они собирались в большие стада и откочевывали на юг.

В мамонтовые степи приходили и люди. Очевидно, их жизнедеятельность здесь в значительной мере тоже была сезонной, кочевой. Они приходили сюда вслед за мамонтами летом и уходили зимой. Так или иначе, но в песчаных и гравийных отложениях крупнейших рек Восточной Сибири — Лены, Алдана, Индигирки — обнаружено большое скопление охотничьих орудий людей каменного века. Археологи находят сотни и тысячи ножей, наконечников пик, стрел, обточенных руками человека и песчаными ветрами. Не исключено, что были в южной части Арктиды и постоянные поселения человека. Недаром академик В.А.Обручев в своей «Земле Санникова» поселил здесь, в Северном Ледовитом океане таинственный народ — «онкило-нов». Ведь еще в его времена на морском льду неоднократно встречались следы неизвестных странников, уходивших в сторону океана. Не туда ли, куда в конце прошлого века стремился попасть Эдуард Толль, поверивший рассказу Якова Санникова?

Ледовая Арктида погибла в результате стремительно наступившей неотвратимой экологической катастрофы. О ее причине приходится лишь догадываться. Некоторые ученые предполагают, что 10-12 тыс.лет назад нынешний подводный Северо-Атлантический хребет преграждал путь теплым водам Гольфстрима. Тогда они текли не к берегам Европы, как сейчас, а к Северному полюсу, обогревая существовавшую тогда Арктиду. Потом в пограничной области, разделяющей Атлантический и Северный Ледовитый океан произошла катастрофическая подвижка земной коры, вулканические силы подняли на дне океана Фареро-Исландский или Фареро-Шотландский порог. Он и отклонил теплое течение в сторону Европы. По другим гипотезам — дело не в глубинных процессах нашей планеты, а в космических катаклизмах. Быстрое повышение температуры, наступившее при окончании ледникового периода, раньше всего сказалось на бурном таянии ледниковых панцирей Европы и Америки. Резко стал повышаться, в итоге чуть ли не на 100 м, уровень Мирового океана. Низинные участки территории Ар-ктиды начали погружаться в воду. Вместо огромной приполярной страны остались одни архипелаги, от которых к нашему времени сохранились лишь отдельные острова, на три четверти состоящие из ископаемого льда и тающие на глазах одного-двух поколений людей.

Такая гипотеза, кстати, и хорошо объясняет, почему земля нынешних ледяных островов буквально набита костями древних животных. Ведь только за один сезон 1808 г. Я.Саннников вывез с Ляховских островов 250 пудов отборных бивней мамонтов. А другой купец, попавший на Большой Ляховский, писал, что ему кажется, будто весь этот остров состоит из мамонтовых костей вмороженных в лед. Так или иначе, но только в течение последних трех столетий с Новосибирских островов вывезены многие тонны промышленной кости. Это говорит о том, что при гибели просторной степи мамонты бежали на возвышенности, превращавшиеся в острова, где прокормиться уже не могли и стали вымирать. Вот почему здесь оказались такие огромные кладбища древних животных.

Рушатся под ударами тяжелых морских волн высокие ледяные обрывы, пронизанные сверху широкими столбами черной мерзлой земли. Осыпается нетолстый слой пробитого трещинами лессовидного суглинка. Так исчезают остатки загадочного ледового материка — Арктиды.
Изучение Арктиды имеет не только теоретический, но и практический интерес. Вот что говорит об этом К. А. Шило: «Арктический шельф очень велик и богат полезными ископаемыми. Однако подступиться к ним трудно, гораздо труднее, чем, скажем, на Каспии. Из-за вечно движущихся льдов здесь не применишь плавучую буровую установку, льды разрушат и любое иное сооружение для бурения и добычи из подводных кладовых. Исследования магаданских ученых подсказывают путь к освоению северного шельфа. Это — намораживание грунтрво-ледяных островов, подобных легендарным и реально существовавшим в Арктике ледяным землям. Такие острова, защищенные от лучей солнца слоем почвы, выдержат натиск дрейфующих льдов. В течение ряда лет они могут служить надежными форпостами для разведки шельфов».

Если в существовании Арктиды, как огромного единого материка еще и есть кое-какие сомнения, то былая реальность ее юго-восточной части « Берингии  — доказанный факт. По результатам промеров морских глубин и данным о послеледниковом подъеме воды могут быть вполне достоверно реконструированы ее границы. Берингийский «мост», соединявший Азию с Северной Америкой по самым скромным оценкам имел ширину 1500 км.
Одно из убедительных доказательств былого соединения берегов — удивительная общность молодой ископаемой фауны: в числе 22 видов животных, живших на Колыме, встречается и на Аляске. Еще одно свидетельство затопления земли — продолжение русел Юкона и Кускоквама на морском дне.

Этнографы отметили также явное сходство культур и обычаев народов, проживающих по обеим сторонам Берингова пролива. И не только нынешних, но и древних: палеолитические стоянки с почти одинаковыми по характеру и способу изготовления каменными орудиями труда обнаружены на том и другом берегу Берингова моря. Потомки людей каменного века, азиатские и американские индейские племена, чукчи и коряки, эскимосы и алеуты живут очень похожей жизнью, имеют сходные обряды, одежды, песни и легенды. Некоторые из них относятся к незапамятным временам.

Например, у древнейшего чукотского племени кереков существует редко встречающийся загадочный обряд погребения покойников в море. Опуская умершего на морское дно, его родные говорят: «отправляйся к прадедам». В этом вполне может быть отражена передающаяся из поколения в поколение память о затонувшей когда-то земле предков.
О существовании в прошлом сухопутного «моста» через море рассказывает и старинная легенда. Согласно ей, убегая от страшного черта Плунтэканэлана («Владеющего железным крючком»), люди прибегли к помощи Морской старухи, по длинным ногам которой они перебрались на другой берег. А черт, преследуя женщин с детьми, добежал до моря и стал его пить, чтобы осушить. Но уровень воды ничуть не опустился, а Плунтэканэлан лопнул.

Большой интерес вызывает то, что найденные на Аляске следы материальной культуры очень похожи на такие же находки в центрально-азиатской пустыне Гоби, Прибайкалье, на Дальнем Востоке, в Японии. На многие тысячи километров протягиваются древние пути контактов или миграции древних людей. Из этого следует и подтверждение гипотезы о развитии человечества из одного североафриканского очага, откуда оно расселилось по всему Земному шару. Одним из миграционных «мостов», по которому наши древнейшие предки перешли с евроазиатского континента в Америку, и была Бе-рингия. «Северо-восточная Азия, сама по себе есть переходная область, продолжением которой служит самая северная часть Америки», — писал этнограф Ф.Ратцель, объясняя сходство краснокожих индейцев с народами Сибири и Монголии.

Надо отметить, что движение через Берингию народов, впрочем так же как животных и растений, почти всегда шло в одном направлении: с запада на восток. В новом свете было пустыннее и легче можно было завоевывать экологическую нишу. Редкое исключение, правда, составляют древние предки верблюдов, которые, появившись сначала на Великой Американской равнине, затем проникли в засушливые районы центральной Азии. Кстати, они откочевали и в Южную Америку, где превратились в лам.

Переселяться именно в одном направлении животных и людей заставлял более мягкий и влажный климат Северной Америки, способствовавший лучшему произрастанию растений. Здесь были тучные пастбища и густые леса, где жили бобры, барсуки, ленивцы и дикобразы.

Ученые отмечают по меньшей мере две наиболее крупные волны переселения людей из Азии в Америку. Если последняя из них завершилась совсем недавно, каких-нибудь 10—8 тыс.лет назад, то со времени первой, прошло не менее 60 тыс.лет. Именно тогда, в палеолите и появились не только в Северной, но и в Южной Америке протоин-дейцы, положившие позже начало великим цивилизациям майя и ацтеков.

Член-корреспондент АН СССР Н.Н.Диков выделяет еще два периода миграции людей по северному мосту Азия — Америка. Это, во-первых, 20—14 тыс. лет назад, когда во время так называемого Сар-такского оледенения по геоморфологическим данным Берингия имела самые большие размеры. И, во-вторых, это XIV—XIII тысячелетия до н.э. Именно к этому периоду, более доказательному, чем ранние, относятся каменные наконечники стрел Ушковской палеолитической стоянки на Камчатке, которые имеют удивительное сходство с аналогичными находками в северо-западном штате США Вашингтоне.

Появившийся 10—8 тыс. лет назад Берингов пролив еще не был таким широким и глубоким, как сейчас. Более того, он временами сужался и мелел настолько, что его можно было перейти вброд. Временами переселенцы из начавшей заболачиваться сибирской тундростепи перебирались на территорию Аляски в лодках.

Г.А. Разумов, М.Ф. Хасин

Это интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *