Золото гномов

 

Козьма Порфирьевич Духнин — один из самых богатых помещиков Псковской губернии — дружил с Петром Андреевичем Клейнмихелем, графом и генералом, в 1842-1855 годах являвшимся главным управляющим путями сообщений и публичных зданий Российской империи. Деловая и человеческая репутации Клейнмихеля были безупречными, потому-то купечество без всяких долговых расписок выдавало ему любые ценности, требуемые для наведения мостов и пробивки тоннелей на строящейся новой железнодорожной ветке Москва — Петербург.


Но грянула беда. Из надежного сейфа, что стоял в служебном кабинете графа, исчезли взятые под проценты золотые отливки — чушки. Петр Андреевич, проведя в департаменте внутренние розыскные мероприятия, ничего не добился. А тут как раз подоспел из своей провинции Духнин. Заметив подавленное состояние друга, он принудил его к откровенности. Козьма Порфирьевич и говорит:
— Есть у меня должнички. Любые денежки дадут…
Клейнмихель возроптал:
— Да как же так? Ведь если и ссудят мне требуемую сумму, отдать не смогу — слишком велика…
Духнин в ответ только усмехнулся:
— Благодетели мои таковы, что и золотишко дадут, и воришек, которые вас обчистили, на колени перед вами поставят.
По дороге в псковское имение Духнин как мог развлекал его, отгоняя черные мысли. Когда увидел, что это не помогает, выложил сокровенное:
— Знаете, друг мой, что, будучи по молодости беден, я к сорока годам разбогател. И все потому, что однажды губернатор подослал ко мне переговорщиков на предмет получения моего согласия на строительство каменного моста через реку, что в моих владениях. Ну, и построили мост. День-деньской по нему тяжести тягали. Выдержит ли? Хорош оказался! А ночью тот мост обрушился. Проверяющие примчались. Оказалось, что инженеры в расчетах напутали. Мне было сказано, что повторно договор со мной заключат. Я на радостях отужинал с урядником да водочкой, спать завалился.

 

Только глаза закрыл, услышал мышиный писк и шорохи. Свечку зажег. Спаленку-то мою заполонил народец крохотный, с личиками кукольными. Кланяются эти людишки мне и слезно просят, чтобы я не соглашался на строительство моста. И еще просят, чтобы я на пару верст от этого места со своим домом откочевал. Я, было, подумал, что в душе моей повреждение случилось. Утром на прикроватном столике обнаружил я гору ассигнаций. На эти деньги я и дом построил, и имение в божеский вид привел…
Клейнмихель досадливо отмахнулся:
— Вы сказки сказываете, чтобы я ваши деньги у вас взял…
Духнин опять усмехнулся:
— Нынешней же ночью золотые чушки вернут те, кто на них позарился…
Ночью неведомо как перед генералом и помещиком появились казначеи Клейнмихеля С.Н.Бродди и В.В.Ставрыгин. Они с грохотом опустили на пол кожаный мешок, предназначенный для перевозки ценностей, и как ошпаренные выскочили из комнаты. Дрожащими руками генерал вскрыл мешок. В нем оказались те самые похищенные золотые чушки.
На рассвете у плотины нашли утопленников. Это были Бродди и Ставрыгин. Генерал места не находил: стало быть, вовсе не выдумки это подземное племя крошечных людишек?! Той же ночью сами гномы его и разбудили, чтобы сказать:
— Воров мы воде вернули не за корыстолюбие их, а за то, что нас, господ, в рабов хотели обратить…

В Петербурге столы и сейфы казнокрадов были тщательно обысканы. Обнаружилось странное письмо на имя Клейнмихеля: «Эта мелкая сволочь, что разрабатывает залежи драгоценных металлов и медных руд, в краткие сроки, но только из-под палки, сможет доставить сказочные богатства и вырыть любых размеров подземные чертоги». Ознакомившись с этой диковинной бумагой, полицейские решили, что Бродди и Ставрыгин повредились умом, оттого и свели счеты с жизнью. Клейнмихель, под предлогом нежелания возглавлять ведомство, где случились столь трагические несуразности, подал в отставку и купил имение по соседству с владениями Духнина.
Что за цель он преследовал? В одной из работ замечательного российского этнографа Михаила Забылина, опубликованной в 1880 году, дается ответ: «Духнин и Клейнмихель из особо приготовленного холодного жидкого золота, поднесенного вождями обитающего на российском северо-западе карликового племени, получали эликсир Мафусаила, позволяющий жить почти вечно, но не людям, а гномам — злобным и корыстным тварям».
Артур Конан-Дойл, который не сомневался в существовании подземных карликов, писал: «На погосте петербургской Александро-Невской лавры есть могила министра Клейнмихеля, к которому благоволили гномы. Если навестить ее в полдень 4 января високосного года, то на свежем мокром снегу можно увидеть отпечатки крохотных босых ножек. Особняк этого чиновника до сих пор пугает и будет пугать, пока стоит, призраками и звуками, напоминающими ружейные выстрелы. Вот цена слова, в безвыходном положении данного человеком гномам древнейшего языческого племени Земли».
Александр Володев

«НЛО», Санкт-Петербург, n50(367), 06.12.2004, стр.11

Это интересно

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *