Древнейшая книга славян

psaltirПсалтирь, найденная минувшим летом в Новгороде, датируется не позже 1010 года

Академик, председатель Совета Российского гуманитарного научного фонда Валентин Лаврентьевич Янин считает, что в его жизни были два звездных часа, два события, в которых ему посчастливилось принимать непосредственное участие.
26 июля 1951 г., во время археологических раскопок в Новгороде, найдена первая берестяная грамота. «Это был переворот в научном мире! — не устает подчеркивать академик Янин. — Находки берестяных документов впервые в мировой практике открыли возможность изучения русского средневековья во всех его аспектах — от бытового и семейного уклада жизни до известных по летописям исторических событий и лиц».


С тех пор по всей России обнаружены 1002 грамоты: свыше 900 — в Новгороде; 36 — в Старой Руссе; около 15 — в Смоленске; 14 — в Торжке… Даже в Москве найдена одна берестяная грамота XV века.
Новгородская археологическая экспедиция — старейший и наиболее известный научно-исследовательский коллектив, работы там ведутся с 1932 г. С начала 60-х годов работой экспедиции руководит Валентин Янин. В некоторых местах культурные слои вскрыты, пройдены и изучены уже до материка. Казалось бы, обнаружения каких-либо из ряда вон выходящих находок, ждать уже не приходится. И вдруг — суперсенсация!

13 июля 2000 г. на Троицком раскопе в Новгороде археологи нашли древнейший русский манускрипт. Именно манускрипт, книгу, а не просто надпись на том или ином предмете. Три деревянные дощечки 20х16 см, покрытые воском и полностью исписанные псалмами царя Давида, уже приобрели широкую известность и получили название «Новгородской псалтири». Внешние стороны оформлены, как обложки с орнаментом. «Эта цера (особого рода книга с текстом на восковом слое) — уникальный памятник древнерусской письменности конца Х начала XI в., — уверен Валентин Янин. — Это одна из величайших находок в XX веке в славянском мире. Теперь я считаю себя одним из самых счастливых археологов в мире».

До сих пор самой древней книгой славянской цивилизации считалось, так называемое «Остромирово Евангелие», датированное 1056-1057 гг. «Наша находка — лет на 50 старше», — поясняет Янин. С такой уверенностью говорить о датировке находки позволяют результаты дендрохронологического анализа. Дело в том, что «Новгородская псалтирь» была обнаружена в культурном слое на 30 см ниже деревянного сруба 1036 года (возраст этой постройки был установлен по годовым кольцам бревен, из которых она была сложена). А из предыдущих исследований хорошо известно, что скорость роста культурных слоев в Новгороде — 1 см в год.

Чтобы дополнительно подстраховаться, образцы воска с «Новгородской псалтири» отправили на исследование в Упсалу (Швеция) — там находится одна из лучших в мире лабораторий, использующая радиоуглеродный метод. И шведы подтвердили: дата создания книги не позднее 1010 года.

«В первый момент, когда я увидел эти три деревянные дощечки, — в глазах туман, потрясение», — не скрывает своих эмоций Валентин Янин. К сожалению, при раскопках книга пострадала от удара лопаты. Некоторые фрагменты текста осыпались.

В тот момент все, кто находился на раскопе, не сговариваясь, подумали об одном: «Хоть бы это был какой-нибудь церковный текст, а не просто частные записи…» Поясним: в этом случае можно было надеяться восстановить написанное, сравнивая с существующими каноническими текстами. И Фортуна пошла навстречу ученым. Первый, беглый анализ книги, проведенный Валентином Яниным и выдающимся российским текстологом, академиком Андреем Зализняком, подтвердил: в руках археологов оказался церковный текст, псалтирь, псалмы 75, 76 и 67 (именно в таком порядке). Это позволило подобрать из осыпавшихся фрагментов остальную часть текста. (Псалтирь на Руси всегда был самой читаемой книгой, а старообрядцы до сих пор учат своих детей грамоте по ней.)

Все это напоминает сборку «паззла». Сказать, что это сложно — значит не сказать ничего. Реставраторам приходится учитывать толщину, фактуру, другие особенности фрагментов. Так, Андрей Зализняк обнаружил, что в некоторых местах псалтири, текст писался поверх другого текста. Работа продолжается до сих пор, ею занимается уникальный мастер — Владимир Поветкин (именно ему мы обязаны реконструкцией древнерусских музыкальных инструментов и теперь знаем, например, как звучали легендарные русские гусли).

Стандартная процедура консервации подобного рода находок — пропитка этиленгликолем. (Вообще-то, хорошая сохранность берестяных грамот и деревянных изделий в Новгороде объясняется высокой влажностью местной почвы; все доски пропитаны водой и это предохраняет их от воздействия кислорода воздуха.) Но в данном случае, пришлось сначала переносить восковой слой с досок на другую основу — стекло, иначе воск расплавился бы при обработке этиленгликолем.

Конечно, вопрос, который волнует всех, — кто же автор первой рукописной русской книги? Имени его, мы, к сожалению, наверное, уже никогда не узнаем. Но кое-что о создателе «Новгородской псалтири» известно. «В тексте псалтири найдено около пятнадцати ошибок, — рассказывает Валентин Янин. — Особенности этих ошибок выдают руку русского человека, а не миссионера, например, из Греции или Болгарии. Видимо, это был русский из Киева».

По мнению академика Янина, «Новгородская псалтирь» — это записи учителя, о чем свидетельствует профессиональный почерк: «Сия книга псалтирь» (надпись на обложке); «Без отлучения алчущих знания» (то есть для привлечения людей).
«Какими же мы можем представить себе новгородцев тех времен после всех ваших находок, что это были за люди?» — поинтересовался я у академика Валентина Янина. «Мы от них ушли только в одном, — последовал ответ, — они Пушкина не читали».

Кстати, у самого Валентина Лаврентьевича есть одно очень интересное увлечение: он переводит в стихотворной форме на современный русский язык тексты берестяных грамот. «Новгородцы очень лаконично писали, — поясняет академик. — На бересте ведь не размахаешь, «Анну Каренину» не напишешь. Там усилие нужно, рука устает.
Вот текст одной из берестяных грамот середины XIII века: «Пришел искупник из Полоцка. А рать повидае велику. А пришли пшеницу в засаду». Как это перевести на современный язык? «Из Полоцка пришел выкупленный из плена человек (искупник) и сообщил, что собирается большое войско. Пришлите дополнительный провиант в засаду (сторожевой пункт)». А вот мой стихотворный вариант того же самого сообщения:

К нам пришел военнопленный
с белорусской стороны.
Сообщил, что люд военный
собирает рать на ны.
Мы теперь лежим в засаде.
Жрать пришлите, Бога ради!

Несколько лет назад в Швеции проходила выставка новгородских археологических находок. Одна из ведущих шведских газет так резюмировала это событие: «Когда наши предки вырезали на камне руны, славяне уже писали друг другу письма». Такими мы были.

А. Ваганов

Это интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *