Истоки Шумер

 

shumeriКазалось бы, что общего между венграми, темноволосыми импульсивными южанами с карими и черными глазами, и финнами — белокурыми, голубоглазыми, слегка медлительными северянами?

 Но общее есть. И те и другие относятся к финно-угорской группе и говорят на родственных языках. Когда обособились эти два народа? Почему оказались на разных концах Европы?

 Однозначного ответа на эти вопросы пока нет. Тем более нет ответа на вопрос, что сталось с финикийцами, лигурами, шумерами, этрусками. Все они приходили на свое тогдашнее место обитания неизвестно откуда и, как правило, превосходили по уровню развития аборигенные народы. До сих пор неясно, откуда приобрели те же шумеры свои познания в математике и астрономии и, главное, зачем они им были нужны?

 Ниже делается попытка хотя бы частично ответить на два последних вопроса, опираясь на предположения и гипотезы, которые классическая наука пока что не приемлет.

 Считается, что шумеры появились в Южном Двуречье (Нижней Месопотамии), на территории, расположенной в нижнем течении рек Тигр и Евфрат» на юге современного Ирака, в конце IV — начале III тысячелетия до н.э. Они смешались с местными жителями, объединявшимися здесь в земледельческие общины еще 8000 лет тому назад. Откуда пришли шумеры, до сих пор не выяснено. Судя по их собственным преданиям — «из-за моря», с востока или юго-востока. Своим древнейшим поселением они называли Эреду, самый южный из городов Месопотамии, ныне городище Абу-Шахрейн. Загадкой остается и шумерский язык, поскольку до сих пор не удалось установить его родство ни с одной из известных языковых семей.

 Согласно шумерской мифологии, решающую роль в становлении их цивилизации сыграло некое существо, полурыба-получеловек по имени Оаннес. Вот что говорит о его роли в самый ранний период истории шумеров жрец храма бога Мардука, вавилонский историк Белрушу (по-гречески Берос), живший на рубеже IV— III вв. до н.э.: «…Вначале они (шумеры) жили в большой нужде и не имели над собой никакой власти, словно дикие звери. Но появилось существо, обладавшее человеческим умом, которое они называли Оаннес. Оаннес вынырнул из моря Эритрейского, в том месте, где оно примыкает к Вавилонии. Все его тело было телом рыбы, но поверх рыбьей головы у него была голова человека, а из-под рыбьего хвоста виднелись человеческие ступни. Его голос был таким же, как у людей, а его внешний вид народ помнит до сих пор. Он проводил целые дни среди людей без еды объяснял им, как пользоваться буквами, обучал их уменью делать разные вещи, строить дома, города и храмы, обмерять и возделывать землю, сеять и убирать урожай и дал им все, что делает жизнь удобной и приятной».

 Белрушу добавляет, что Оаннес не мог есть ту пищу, которой питались люди, а на ночь возвращался в глубины моря, потому что умел дышать под водой. Исходя из сказанного выше, можно предположить, что Оаннес — образ собирательный, что он и подобные ему разумные существа прибыли к шумерам откуда-то извне на каком-то неизвестном объекте, который оставался в море и на котором, в частности, находилась пригодная для них пища. Сравнение с рыбой наводит на мысль, что Оаннес был одет в защитный комбинезон, изготовленный из материала, не известного местным жителям. Ряд ученых, изучающих историю возникновения шумерской цивилизации, считают, что Оаннес и его собратья.— существа реальные и являлись, вероятно, либо жителями Атлантиды, либо инопланетянами.

 Предположение о существовании в прошлом цивилизации шумеров впервые высказали не историки и не археолога, а… лингвисты. В процессе первых же попыток расшифровки ассирийских и вавилонских клинописных текстов они столкнулись буквально с мешаниной из иероглифических, слоговых и буквенных языковых символов. Это не только усложняло прочтение текстов, которые датировались IV—III тысячелетиями до Н.э., но и наводило на мысль, что их язык восходит к некоей гораздо более древней, первоначально иероглифической письменности. Так появилось первое косвенное, но вполне научное подтверждение сведений о существовании на рубеже V—IV тысячелетий до н.э. в Нижней Месопотамии шумерского народа.

 Однако вопрос о существовании шумеров оставался лишь научной гипотезой до тех пор, пока в 1877 г. сотрудник французского консульства в Багдаде, Эрнест де Саржак, не сделал открытие, ставшее исторической вехой в исследовании шумерской цивилизации. В местности Телло, у подножия высокого холма, он нашел статуэтку, выполненную в неизвестном стиле. Мосье де Саржак организовал там раскопки, и из земли стали появляться скульптуры, статуэтки и глиняные таблички, украшенные невиданными до той поры орнаментами. Среди множества найденных предметов была и статуя из камня диорита зеленого цвета, изображавшая царя и верховного жреца города-государства Лагаш. Многие признаки указывали на то, что эта статуя гораздо древнее любого предмета искусства, найденного до тех пор в Месопотамии. Даже самые осторожные в оценках археологи признали, что статуя относится к III или даже IV тысячелетию до н.э., то есть к эпохе, предшествующей возникновению ассирийско-вавилонской культуры.

 

Наиболее интересными и информативными произведениями прикладного искусства, найденными в ходе продолжавшихся раскопок, оказались шумерские печати, самые ранние образцы которых датируются примерно 3000 г. до н.э. Это были каменные цилиндрики высотой от одного до шести сантиметров, нередко с отверстиями: по-видимому, многие владельцы печатей носили их на шее.

 На рабочей поверхности печатей вырезались надписи (в зеркальном отображении) и рисунки.

На первом секторе таблички видно, как экипаж включает аппаратуру посадочной системы, запускает тормозные двигатели и ведет корабль над горами к заранее намеченному месту приземления. Траектория полета между родной планетой космонавтов Мавдуком и Землей проходит между Юпитером и Марсом, что следует из сохранившихся надписей во втором секторе таблички. В третьем секторе приводится последовательность действий экипажа в процессе посадки на Землю. Здесь же имеется загадочная фраза: «Приземление контролирует божество Ниньи». Четвертый сектор содержит информацию о том, как ориентироваться по звездам во время полета к Земле, а затем, уже находясь над ее поверхностью, вести корабль к месту посадки, руководствуясь рельефом местности.

 По мнению французского ученого Мориса Шателена, круглая табличка представляет собой не что иное, как руководство по космическим полетам с приложением соответствующей карты-схемы. Здесь приведен, в частности, график осуществления последовательных этапов приземления корабля, указаны момент и место прохождения верхних и нижних слоев атмосферы, включения тормозных двигателей, обозначены горы и города, над которыми следует пролететь, а также расположение космодрома, где корабль должен совершить посадку. Все сведения сопровождаются большим количеством чисел, содержащих, вероятно, данные о высоте и скорости полета, кошрые следует соблюдать при выполнении упомянутых выше этапов.

 Известно, что и египетская, и шумерская цивилизации возникли внезапно и для обеих был характерен необъяснимо обширный объем знаний в самых различных сферах человеческой жизни и деятельности, в частности в области астрономии. Изучив содержание шумерских, ассирийских и вавилонских глиняных табличках Захария Ситчин пришел к заключению, что в Древнем мире, охватывавшем Египет, Ближний Восток и Месопотамию, должно было существовать несколько таких мест, где могли совершать посадку космические аппараты с планеты Мардук, И такие места, скорее всего, находились на территориях, о которых в старинных легендах говорится как об очагах самых древних цивилизаций и на которых следы таких цивилизаций были действительно обнаружены.

 Согласно клинописным табличкам, пришельцы с других планет использовали для полетов над Землей воздушный коридор, простирающийся над бассейном рек Тигр и Евфрат. А на поверхности Земли этот коридор был обозначен целым рядом пунктов, выполнявших роль «дорожных указателей», по которым мог ориентироваться и при необходимости корректировать параметры полета экипаж идущего на посадку космического корабля. Самым важным из таких пунктов была, несомненно, гора Арарат, возвышающаяся более чем на 5000 м над уровнем моря. Если провести на карте линию, идущую от Арарата строго на юг, то она пересечется с воображаемой осевой линией упомянутого воздушного коридора под углом 45°. В точке пересечения этих линий находился шумерский город Ситщар (дословно «Город Птицы»). Здесь и находился древний космодром, на который садились и с которого взлетали корабли «гостей» с планеты Мардук.

 К юго-востоку от города, вдоль осевой линии воздушного коридора, заканчивавшегося над болотами тогдашнего Персидского залива, строго на осевой линии или с небольшими (до 6°) отклонениями от нее, на одинаковом расстоянии друг от друга располагался целый ряд других контрольных пунктов; Киш, Ниппур, Ларса, Ибира, Лагаш, Эриду. Центральное место среди них — и по расположению, и по значению — занимали Ниппур («Место Пересечения»), где был Центр управления полетами, и Эриду, находившийся на самом юге коридора и служивший главным ориентиром при заходе космических кораблей на посадку. Все эти пункты стали, выражаясь современным языком, «градообразующими предприятиями», вокруг них постепенно выросли поселения, превратившиеся в дальнейшем в крупные города.

 На протяжении ста лет планета Мардук находилась на достаточно близком расстоянии от Земли, и именно тогда к землянам из космоса регулярно наведывались «старшие братья по разуму». Расшифрованные клинописные тексты позволяют предположить, что некоторые пришельцы навсегда оставались на нашей планете и что обитатели Мардука могли высаживать на некоторых планетах или их спутниках десанты из механических роботов или биороботов.

 В шумерском сказании о Гильгамеше, полулегендарном правителе города Урук в период 2700—2600 гг. до н.э., упоминается древний Город Баальбек, находящийся на территории современного Ливана и известный, в частности, развалинами гигантских сооружений из обработанных и пригнанных друг к другу с высокой точностью каменных блоков, вес которых достигает ста и более тонн. Кто, когда и с какой целью возвел эти мегалитические постройки, остается загадкой до сих пор. Для нас, но не для авторов упомянутого эпического повествования. Они точно знали, что в древнем городе жили боги: «Это был город, где жили те, кто повелевал. А жили там аннунаки, и охраняли их разящие насмерть лучи».

 Согласно текстам глиняных табличек, аннунаками шумеры называли «богов-пришельцев», которые прибыли с другой планеты и обучили их грамоте передали свои познания и навыки из многих областей науки и техники…

источник

Это интересно

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *