Иван Грозный. Битва за Россию

435 лет назад, 5 (15) января 1582 года, был заключен Ям-Запольский мирный договор. Этот мир был заключен между Русским царством и Речью Посполитой в деревне Киверова Гора, близ Яма Запольского, в местечке недалеко от Пскова. Этот документ, в числе других дипломатических актов, подводил итоги Ливонской войны (1558-1583) и провозглашал перемирие между двумя державами сроком на 10 лет. Мир длился до начала войны 1609-1618 годов.

Предыстория. Ливонская война

Русское государство во время периода распада и феодальной раздробленности потеряло ряд территорий, в том числе имеющих большое военно-стратегическое и экономическое значение. Среди важнейших задач русского правительства в годы правления Ивана IV был полноценный выход к берегам Балтийского моря. Здесь традиционными противниками Руси-России были Швеция, Польша, Литва и Ливония (Ливонский орден).
Ливонский орден сильно деградировал в это время, утратив прежнюю военную мощь. Иван IV решил использовать благоприятную ситуацию для того, чтобы вернуть часть Прибалтики и усилить влияние на Ливонию. Дерптское епископство должно было ежегодно уплачивать так называемую юрьевскую дань Пскову. Русский царь в 1554 году потребовал возврата недоимок, отказа Ливонской конфедерации (Ливонский орден и 4 княжества-епископства) от военных союзов с Великим княжеством Литовским и Швецией и продолжения перемирия. Первая выплата долга за Дерпт должна была состояться в 1557 году, но Ливония не выполнила своё обязательство. В начале 1558 года Москва начала войну.

Начало кампании было победоносным. Ливонцы потерпели сокрушительное поражение, русские войска разорили территорию Ливонии, взяли ряд крепостей-замков, Дерпт (Юрьев). Однако разгром Ливонии вызвал тревогу соседних держав, которые боялись усиления Русского государства за счёт Ливонской конфедерации и сами претендовали на её земли. На Москву оказывалось серьёзное давление со стороны Литвы, Польши, Швеции и Дании. Литовские послы требовали от Ивана IV прекратить военные действия в Ливонии, грозя, в противном случае, выступить на стороне Ливонской конфедерации. Затем с просьбами прекратить войну обратились шведские и датские послы. Кроме того, в самой Москве часть правящих кругов была против этой войны, предлагая сконцентрировать усилия на южном направлении (Крымское ханство).

Военное поражение Ливонии вызвало её распад и вмешательство в войну других держав. Ливонская верхушка в основном предпочла сдать позиции другим западным державам. 31 августа 1559 года магистр Готхард Кетлерз заключил в Вильне с литовским великим князем Сигизмундом II соглашение, по которому земли ордена и владения рижского архиепископа переходили под «клиентеллу и протекцию», то есть под протекторат Великого княжества Литовского. 15 сентября подобный договор был заключён с архиепископом рижским Вильгельмом. В результате за защиту Орден передавал Великому княжеству Литовскому под залог юго-восточную часть Ливонии. Виленский договор послужил основанием для вступления Великого княжества Литовского в войну с Русским государством. В том же 1559 году Ревель отошёл Швеции, а Эзельский епископ уступил остров Эзель герцогу Магнусу, брату датского короля.

18 ноября 1561 года была заключена Виленская уния. На части земель Ливонского ордена образовывалось светское государство — Герцогство Курляндское и Семигальское во главе с Готхардом Кетлером в качестве герцога, а остальная часть отходила Великому княжеству Литовскому. Германский император Фердинанд I запретил снабжение русских через порт Нарвы. Шведский король Эрик XIV блокировал Нарву и послал шведских каперов на перехват торговых судов, плывущих в русский порт. Литовские отряды начали набеги на русские земли.

Таким образом, заполучившие ливонские земли Швеция и Литва потребовали от Москвы удаления войск с их территории. Русский царь Иван Грозный ответил отказом, и Россия оказалась в конфликте уже не со слабой Ливонией, а с мощными противниками — Литвой и Швецией. Начался новый этап войны — длительная война на истощение, где активные боевые действия чередовались перемириями, и шли с переменным успехом. Для Москвы ситуация усугублялась войной на южном фронте — с войсками Крымского ханства, которые поддерживали турецкие силы. Из 25 лет войны в течение только 3-х лет не было значительных крымских набегов. В результате значительные силы русской армии вынуждены были отвлекаться на ведение боевых действий на южных границах Руси.

Как Иван Грозный разрушил планы Запада по расчленению Русского царства

В 1563 году русская армия взяла древнерусскую крепость и важный опорный пункт Литовского государства — Полоцк. Однако после захвата Полоцка в успехах России в Ливонской войне наметился спад. Москве приходилось вести борьбе сразу на нескольких фронтах. Также в русской верхушке наметился надлом, часть боярства не желало вести войну с Литвой. На сторону Литвы перешёл боярин и крупный военачальник, фактически командовавший русскими войсками на Западе, князь А. М. Курбский. Чтобы вытравить внутреннюю измену и мобилизовать страну царь Иван Грозный в 1565 году вводит опричнину.

В 1569 году в результате Люблинской унии Литва и Польша слились в единое унитарное государство — Речь Посполитую, что означало переход всех литовских претензий к Москве к Польше. Сначала Польша попыталась договориться. Весной 1570 года в Москву прибыло литовское посольство. На переговорах спорили о полоцких границах, но к согласию не пришли. При этом поляки намекнули, что у Сигизмунда нет наследника, и Иван или его сыновья могут претендовать на польский трон. В итоге летом 1570 года в Москве было подписано перемирие сроком на три года. По его условиям, обе стороны должны были владеть тем, что контролировали на данный момент.

После смерти короля Сигизмунда польские и литовские паны развили бурную деятельность в выборе нового монарха. Среди претендентов на польский престол оказался царевич Фёдор, сын Ивана Грозного. Сторонники Фёдора отмечали близость русского и польского языка, и обычаев. Стоит помнить, что западные поляне — поляки раньше были частью единого суперэтноса русов, но подпали под власть хозяев западного проекта («командным пунктом» Запада тогда был католический Рим) и их натравили на русских. В нынешний исторический период по схожей схеме хозяева Запада создали раскол по линии: Большая и Малая Россия (Русь). Тогда же языки русских и поляков различались крайне мало, будучи продолжением языка суперэтноса русов. Различия усилились позднее, были вызваны искусственно, под влиянием римско-католического и германского мира. Схожим образом в последнее столетие создан и «украинский язык», «украинский народ», чтобы оторвать часть суперэтноса русов — западных русов-малороссов от остальных русских.

Кроме того, вырисовывалась военно-стратегическая необходимость сближения русских и поляков. Нашими общими историческими врагами были шведы, немцы, крымские татары и турки-османы. Русского короля желало население Малой и Белой Руси, что могло укрепить единство Речи Посполитой. Паны-католики надеялись, что Фёдор примет католичество, будет жить в Польше и стремиться расширить и укрепить владения на юго-западе, за счёт Османской империи, или на западе в Германской империи. Паны-протестанты вообще предпочитали православного короля королю-католику. Также важным аргументом в пользу русского царевича были деньги. Жадность польских панов уже тогда была патологическая и доходила до гигантских размеров. Об огромных богатствах Русского царства в Польше, да и во всей Европе, ходили самые фантастические слухи.

Однако Иван Грозный предложил в качестве короля себя самого. Это не устраивало польских панов. Сразу возникало много проблем, к примеру, как делить Ливонию. Им нужен был слабый король, который не сможет укоротить их вольность, предоставит новые права и льготы. В Польшу и Литву уже просочились слухи о болезненности Фёдора. Видеть королем такую мощную фигуру как Иван Грозный паны естественно не хотели. Также русское правительство и паны не сошлись в цене. Польские паны требовали у Москвы огромные деньги, не давая никаких гарантий. Царь предлагал сумму в несколько раз меньшую. В итоге не сошлись в цене.

В результате французская партия протолкнула кандидатуру Генриха Анжуйского, брата французского короля Карла и сына Екатерины Медичи. В 1574 году французский принц прибыл в Польшу и стал королем. Во Франции он государственными делами не занимался, не знал не только польского языка, но и латинского. Поэтому новый король проводил время в пьянках и за карточной игрой с французами из свиты. При этом он подписал т. н. «Генриховы артикулы», которые ещё больше ослабили институт королевской власти в Польше и укрепили положение шляхты. Король отрекался от наследственной власти, гарантировал свободу вероисповедования диссидентам (так называли некатоликов), обещал не решать никаких вопросов без согласия постоянной комиссии из 16 сенаторов, не объявлять войны и не заключать мира без сената, созывать сейм каждые два года и т. д. В случае нарушения этих обязательство шляхта освобождалась от присяги королю, то есть было узаконено вооруженное восстание польского дворянства против короля (т. н. «рокош» — конфедерация).
Внезапно прибыл гонец из Парижа, сообщив о смерти Карла IX и требовании матери немедленно возвращаться во Францию. Генрих предпочёл Францию Польше. Не желая ждать согласия сейма, Генрих тайно сбежал во Францию. Там он стал французским королем. Польша была привычна к смуте и беспорядку, но такого ещё не было — сбежал король! В Речи Посполитой снова активизировалась московская партия и предложила кандидатуру царевича Фёдора. Но снова паны не сошлись в цене с Иваном Грозным.
Тем временем Россия продолжала боевые действия на юге и северо-западе. В 1569 году крымско-турецкая армия попыталась захватить Астрахань. Однако поход был плохо организован и потерпел полный крах. Вражеская армия была почти полностью уничтожена. В это же время османский флот оказался практически полностью уничтожен сильным штормом около крепости Азов. В 1571 году крымская орда Девлет-Гирея дошла до Москвы и сожгла её пригороды, южнорусские земли были разорены. На Балтике шведы развернули активную пиратскую деятельность, чтобы нарушить русскую морскую торговлю. Москва ответила тем, что создала свой пиратский (каперский) флот под началом датчанина Карстена Роде. Его действия были довольно эффективны и сократили шведскую и польскую торговлю на Балтийском море. В 1572 году в жесточайшей битве при Молодях русские войска почти полностью уничтожили огромную крымско-турецкую армию. В 1573 русские войска штурмом взяли крепость Вейсенштейн. В этом же году шведы в бою у Лоде разбили русские войска. В 1575 году русские взяли крепость Пернов.
Таким образом, боевые действия шли с переменным успехом. Москве долгое время оружием и дипломатией удавалось сдерживать противников, добиваться успехов, и рассчитывая на определённый успех по итогам войны. Но ситуация изменилась в конце 1570-х годов, когда на польский престол был избран седмиградский воевода, видный полководец Стефан Баторий.

В январе 1577 года русская армия под началом Ивана Шереметева вторглась в Северную Ливонию и осадила Ревель. Но взять город не удалось. Летом этого же года сам царь вступил из Новгорода в поход, в польскую Ливонию. Правитель Ливонии гетман Карл (Ян) Ходкевич не рискнул вступать в сражение и отступил в Литву. Большинство южноливонских городов без сопротивления сдались русским воеводам. Выстояла одна Рига. Завершив поход, Иван Грозный с частью армии вернулся в Русское царство, оставив часть войска в Ливонии. Сразу же после вывода части русских войск оставшиеся силы атаковали ливонцы и литовцы. В декабре 1577 года литовцы внезапной атакой взяли сильно укрепленный замок Венден.

В 1578 году русские войска перешли в контрнаступление и взяли город Оберпален и осадили Венден. Литовский отряд Сапеги объединился со шведами, наступавшими с севера, и в октябре атаковал русские войска у Вендена. Татарская конница сбежала и русские засели в укрепленном лагере. Ночью четверо воевод — Иван Голицын, окольничий Фёдор Шереметев, князь Палецкий и дьяк Щелканов, сбежали с конницей. Противник захватил лагерь с тяжелыми осадными орудиями.

Стоит отметить, что эти операции литовские магнаты в целом вели в инициативном порядке, это была «частная война» с Москвой. Со Стефаном у Москвы было перемирие. Кроме того, новый польский король вёл войну с сепаратистами — жителями города Данциг, которые отказались признавать Стефана королем, так как он нарушил их права. Стефан осаждал большой приморский город до конца 1577 года, после чего заключил мир на довольно выгодных для Данцига условиях.

Летом 1576 года Стефан предлагал Москве сохранить перемирие. Однако он оскорбил Ивана, в грамоте русский правитель был назван не царем, а великим князем, также там содержалось ещё несколько других, недопустимых для тогдашнего дипломатического этикета, положений. В 1577 году Стефан Баторий выразил возмущение вторжением русских войск в Ливонию. Король упрекал Ивана Грозного, что тот забирает у него города. Царь ответил: «Мы с божией волею отчину свою, Лифляндскую землю, очистили, и ты бы свою досаду отложил. Тебе было в Лифляндскую землю вступаться непригоже…».
В январе 1578 года в Москву приехали великие польские послы воевода мазовецкий Станислав Крыйский и воевода минский Николай Сапега и начали говорить о «вечном мире». Но обе стороны выдвигали такие условия, что мир заключить не удалось. Кроме Ливонии, Курляндии и Полоцка царь требовал вернуть Киев, Канев, Витебск. Также Иван Васильевич выводил родословную литовских князей от полоцких Рогволодовичей, поэтому Польша и Литва объявлялись им «вотчиной» — «наши вотчины, ибо из этого княжеского рода не осталось никого, а сестра королевская государству не отчич». Тем не менее в Москве подписали очередное перемирие на три года.

Но польская верхушка не собиралась выполнять условия перемирия. Стефан и его подручные имели планы широких территориальных захватов на Руси. Стефан не надеялся на польские и литовские войска, имевшие слабую дисциплину, и нанял в Германии несколько полков профессиональной пехоты, а также купил в Западной Европе лучшие в то время пушки и нанял артиллеристов. Летом 1579 года Баторий прислала в Москву посла с объявлением войны. Уже в августе польская армия окружила Полоцк. Гарнизон упорно оборонялся три недели, но в конце августа капитулировал.

Баторий активно готовился к новой кампании. Он везде занимал деньги у магнатов и ростовщиков. Его брат князь седмиградский прислал ему большой отряд венгров. Польские шляхтичи отказывались служить в пехоте, поэтому Баторий впервые ввёл в Польше воинскую повинность. В королевских имениях из 20 крестьян забирали одного, который по выслуге времени освобождался навсегда сам и его потомство от всех крестьянских повинностей. Русские командование не знало, где враг атакует, поэтому полки были направлены к Новгороду, Пскову, к Смоленску, в Прибалтику. На юге по-прежнему было неспокойно, и там необходимо было выставить сильные заслоны, а на севере необходимо было отбиваться от шведов.

В сентябре 1580 года армия Батория взяла Великие Луки. Одновременно шли прямые переговоры о мире с Польшей. Иван Грозный уступал Полоцк, Курляндию и 24 города в Ливонии. Но Стефан требовал всю Ливонию, Великие Луки, Смоленск, Псков и Новгород. Польские и литовские отряды разоряли Смоленщину, Северскую землю, Рязанщину, юго-запад Новгородчины. Литовские магнаты Острожские и Вишневецкие с помощью лёгких конных отрядов разграбили Черниговщину. Конница шляхтича Яна Соломерецкого разорила окрестности Ярославля. Однако польская армия не смогла развить наступление на Смоленск. В октябре 1580 года польско-литовское войско во главе с оршанским старостой Филоном Кмитой, который очень хотел стать воеводой Смоленска, в битве у деревни Настасьино и на Спасских лугах было разбито русским отрядом под руководством Ивана Бутурлина. Летом 1581 года успешный поход в Литву совершило войско под началом Дмитрия Хворостинина, разбив литовцев в битве под Шкловом и заставив Стефана Батория отложить удар по Пскову.

В феврале 1581 года литовцы заняли крепость Холм, выжгли Старую Руссу. Дерптская область была опустошена до русской границы. Тем временем Баторий готовился к третьему походу. Он занял денег у прусского герцога, саксонского и бранденбургского курфюрстов. На польском сейме, собранном в феврале 1581 года, король заявил, что если поляки не желают или не надеются покорить всё Московское государство, то по крайней мере они не должны слагать оружия до тех пор, пока не закрепят за собой всей Ливонии. Продолжались и переговоры с Москвой. Новые царские послы дали согласие передать Стефану всю Ливонию, кроме четырех городов. Но Баторий по-прежнему требовал не только всю Ливонию, но и добавил к требованиям уступку Себежа и выплату 400 тыс. венгерских золотых за военные издержки. Это вывело Грозного из себя, и он ответил резкой грамотой: «Ясно, что хочешь беспрестанно воевать, а не мира ищешь. Мы бы тебе и всю Лифляндию уступили, да ведь тебя этим не утешишь. И после ты все равно будешь кровь проливать. Вот и теперь у прежних послов просил одного, а у нынешних просишь уже другого, Себежа. Дай тебе это, ты станешь просить ещё и ни в чем меры себе не поставишь. Мы ищем того, как бы кровь христианскую унять, а ты ищешь того, как бы воевать. Так зачем же нам с тобой мириться? И без миру то же самое будет».

Переговоры закончились, и Баторий выступил в новый поход. Ивану он послал ругательную грамоту, в которой обозвал его фараоном московским, волком, вторгнувшимся к овцам, и напоследок вызвал на поединок. 18 августа 1581 года армия Стефана осадила Псков, планируя после взятия города идти на Новгород и Москву. Героическая оборона русской крепости длилась по 4 февраля 1582 года. Польско-литовская армия, усиленная наемниками, не смогла взять русскую твердыню, понесла тяжелые потери и была деморализована. Неудача под Псковом заставила Стефана Батория пойти на мирные переговоры.

Для Москвы ситуация сложилась неблагоприятная. Главные силы были связаны борьбой с польско-литовской армией, а в это время на севере развили наступление шведские войска. В начале 1579 года шведами была опустошена округа крепости Орешек. В 1580 году король Швеции Юхан III, автор «великой восточной программы», призванной отрезать Русское царство от Балтийского и Белого морей, одобрил план П. Делагарди дойти до Новгорода и при этом напасть на Орешек или Нарву. Шведские войска под началом Делагарди захватили всю Эстонию и часть Ингерманландии (Ижорской земли). В ноябре 1580 года шведы взяли Корелу, а в 1581 году заняли Нарву, затем Ивангород и Копорье. Захваты городов сопровождались массовым истреблением русских людей. Шведы «зачищали» территорию для себя. Таким образом, царь Иван Грозный был вынужден пойти на переговоры с Польшей, надеясь заключить с ней затем союз против Швеции.

Как Иван Грозный разрушил планы Запада по расчленению Русского царства

Осада Пскова королём Стефаном Баторием в 1581 году. К. Брюллов

Ям-Запольский мир

Переговоры о заключении мира начались 13 декабря 1581 года. Послами польского короля Стефана Батория при посредничестве папского легата Антонио Поссевино были воевода браславский Януш Збаражский, воевода виленский и гетман литовский Радзивилл, секретарь Михаил Гарабурда. Русскую сторону представляли воевода кашинский Дмитрий Елецкий, воевода козельский Роман Олферьев, дьяк Н. Н. Верещагин. Ям Запольский был сожжен, поэтому переговоры проходили в деревне Киверова гора.

Переговоры шли бурно. Согласно условиям перемирия, Россия отказывалась в пользу Речи Посполитой от всех своих владений в Прибалтике и от владений своих союзников и вассалов: от Курляндии, уступая её Польше; от 40 городов в Ливонии, переходящих Польше; от города Полоцка с поветом (уездом); от города Велижа с округой. Речь Посполитая возвращала царю захваченные в ходе последней войны псковские коренные земли: «пригороды» Пскова (так называли города Псковской земли — Опочку, Порхов и др.); Великие Луки, Невель, Холм, Себеж — исконные новгородские и тверские земли.
Таким образом, в Ливонской войне Россия не достигла поставленных целей по овладению Прибалтикой, завершив войну в тех же границах, что и начинала. Ям-Запольский мир не разрешил коренных противоречия между Русским царством и Речью Посполитой, отодвинув их разрешение на более дальнюю перспективу.

Историк XIX века Н. М. Карамзин, оценивая этот мир, назвал его «самым невыгодным и бесчестным для России миром из всех, заключенных до того времени с Литвой». Однако он явно ошибся. В тот период некоторые русские историки и публицисты, опираясь на западные источники, создали чёрный миф о «кровавом деспоте и убийце» Иване Грозном. В реальности, по решению важнейших национальных задач (Казань, Астрахань, Сибирь), расширению территории, росту населения, строительству крепостей и городов, усилению позиций Русского царства на мировой арене, Иван Васильевич был одним из самых успешных русских правителей, поэтому его и ненавидят на Западе, а в России разного рода западники и либералы. Иван Грозный проявил себя мудрым правителем, показав необходимость контроля над Русской Прибалтикой и возвращения западнорусских земель (Полоцк, Киев и т. д.). Россия завершила войне не так как планировала, но не уступив имеющихся позиций. Запад же организовав целую антирусскую коалицию, включая Крымское ханство и Турцию, не смог сокрушить Русское государство.
Самсонов Александр

Это интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *