Символ Меровингов золотые пчелы

 

pchely-merovingovПри земляных работах по строительству приюта вблизи церкви Сен-Брис 27 мая 1653 года было найдено захоронение, которое тут же стало самой обсуждаемой новостью во всех монархических семьях Европы и в Ватикане. В гробнице сохранились боевой топор, два меча (короткий — скрамасакс и длинный — спата), копьё, щит, а также ценные ювелирные изделия — золотая брошь-застёжка плаща, золотой браслет, порядка 300 маленьких золотых кулонов в виде пчёл, служащих украшением парчового плаща, и кошель с 90 золотыми солидами чеканки времени императоров Восточной Римской империи. Золотые ручки мечей и маленькие пчёлы были инкрустированы гранатом. Найден был также скелет мужчины ростом не менее 180 см, носившего на пальце кольцо с именной печатью, где значилось Childerici Regis («Король Хильдерик»). Ни у кого не возникло сомнений, что была найдена гробница Хильдерика, короля сикамбров из династии Меровингов. Хильдерика I, сына Меровея, отца Хлодвига (Хильд-Рик — на старофранкском «мощный воитель»). Но в этом захоронении имелись также предметы, относящиеся больше к области магии и колдовства, чем к королевской власти: отрезанная лошадиная голова, голова быка, сделанная из золота, и хрустальный шар.


Это было первое физическое подтверждение существования легендарных «длинноволосых королей» Франции.
Леопольд-Вильгельм Габсбургский, которому первому сообщили о находке, поручил своему врачу Жан-Жаку Шифле, увлекающемуся археологией, описать захоронение и зарисовать находки. В 1655 году Шифле опубликовал книгу на латыни «Anastasis Childerici I. Francorum regis».

Начиная с 1983 года систематизированные раскопки вблизи церкви Сен-Брис заставили пересмотреть все, что было ранее известно и о месте захоронения короля, и о похоронном ритуале той эпохи. Было обнаружено кладбище, самые древние захоронения которого относятся к периоду 450-525 годов. В двадцати метрах от того места, где были найдены останки короля, удалось обнаружить три отдельных захоронения в скальном грунте, в которых находились скелеты дюжины коней — скелеты целые, не расчлененные, что свидетельствует о жертвоприношении. В могильники врезаны захоронения воинов VI века. Масштаб турнейского жертвоприношения подтверждает вывод о наличии королевского могильника.

Король на печати носит длинные волосы, ниспадающие косичками на плечи, что роднит его с “волосатыми королями” древних франков, на груди и плечах у него — панцирь и палудаментум — одеяние римских военачальников. В могильном кладе короля вместе с оружием и драгоценностями, исполненными по канонам перегородчатой эмали, находилась золотая крестообразная фибула (застежка). Процедура похорон Хильдерика была варварской, языческой (независимо от того, включала она или нет ритуал жертвоприношения), погребение совершалось по римскому образцу: рядом с дорогой и за городской чертой. Через многие годы рядом с погребением была построена церковь, названная в честь святого Брикция, одного из святых заступников меровингской династии, принявшей христианство.

Но христианство Меровингов было странным, примером чему может служить некрополь в Лавуа (Мез), где располагалась могила вождя, воплощенная в строении или холме, притягивавшая к себе прежде всего захоронения родственников, а затем и членов его военной свиты и ближайших помощников. В Мезьере и Ордене могилы вождей наслаивались, по мере того, как они сменяли друг друга во главе общины. Рядом располагались могилы воинов — в смерти франкское общество объединялось мощной групповой солидарностью. В сельской местности до VIII века они оставались верными обычаям публичных погребений-кладбищ с рядами могил, достигавшими порой сотен метров.

 

В начале V века нашествие гуннов на Европу повлекло за собой широко развернувшуюся миграцию. Именно в эту эпоху сикамбры перешли Рейн, вошли в Галлию и обосновались на территории современной Бельгии и на севере Франции в районе Арденн. Сто лет спустя там было образовано королевство, в центре которого находилась современная Лотарингия. Не стоит думать, что сикамбры вошли в Галлию подобно орде варваров. Их появление не было отмечено никакой суматохой, никакими жестокостями, как это часто бывало. Напротив, они наилучшим образом слились с местным населением. В течение веков язычники сикамбры поддерживали с римлянами прекрасные отношения, применяя у себя их нравы, обычаи и принципы управления, становились офицерами императорской армии, римскими консулами. И когда в конце V века рухнула империя, управление Галлией просто перешло в другие руки. Сын первого Меровея, носивший то же имя, был провозглашен в Турнэ королем франков. При его наследниках франкское королевство продолжает процветать, это была цивилизация, сравнимая в некоторых аспектах с Византией. Главной деятельностью франков были сельское хозяйство и торговля в Средиземноморье, но высоким уровнем отличались и их ремесла, как свидетельствуют различные и многочисленные экспонаты, выставленные в европейских музеях.

Короли Меровингов обладали сказочными для тех мест богатством — золотые монеты печатались в больших количествах на королевских фабриках, одна из которых была расположена на месте современного города Сьон в Швейцарии. Многочисленные образцы этих монет существуют и в наши дни: на них вычеканен равноконечный крест, тот самый, который возьмет себе во время крестовых походов франкское королевство в Иерусалиме.

Династия Меровингов окружена тайной и легендами. Мужчины меровингского рода не были «священными» королями, но начинали считаться таковыми с двенадцатилетнего возраста; этот день рождения не был отмечен никакой публичной церемонией, ни коронацией, ни помазанием на царство — просто начиная с этого дня они, как будто подчиняясь некоему священному праву, брали на себя бремя власти. Роль короля больше состояла прежде всего в том, чтобы «быть», чем «делать», царствовать не управляя, воплощать в себе символ, быть ритуальной фигурой и королем-священником одновременно. Подобно Патриархам из Ветхого Завета, даже после того, как они обратились в христианство, Меровинги содержали гаремы. Церковь, что любопытно, не протестовала.

В середине первого века католической Церкви угрожала серьезная опасность. Римский епископ провозгласил себя папой между 384 и 399 годами, но его статус совершенно не походил на нынешнее папство. Римская Церковь обладала едва ли большей властью, чем Церковь кельтская, с которой пребывала в постоянном разногласии. Римская Церковь хотела выжить, она нуждалась в могущественной поддержке. И она ее нашла. Все подробности были описаны в знаменитом «Житии святого Ремигия».

В 496 году между Хлодвигом и представителем Ватикана Ремигием был оформлен договор, позже известный как пакт Хлодвига. Для Рима это была беспрецедентная политическая победа, обеспечившая выживание Церкви и устанавливавшая ее высшую духовную власть над всей Западной Европой. Наконец-то она стала равной Константинополю — блестящей и далекой родине греческого православия. Хлодвиг получал титул Novus Konstantinus. Теперь между духовной властью и светским государством существовала нерасторжимая связь, ибо одно приносило клятву верности другому, и оба были связаны друг с другом навсегда. Церковь связывала себя с династией. Договор можно было изменить, но его нельзя было ни отменить, ни порвать, ни предать.

Но Ватикан предал Меровингов.
Интересный факт: Наполеон, став императором, заменил в гербе и мантии лилии Валуа на пчелы Меровингов.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *