Строитель Софии — Юстиниан Великий

 

yustinianЦарствование Юстиниана Великого (527—565) было прославлено замечательными делами. Два знаменитых полководца, Велисарий и Нарсес, покорили ему на западе королевства Вандальское и Остготское. Труднее была борьба на востоке, где империя страдала от нападений болгар и персов. Войны с персами продолжались с перерывами почти все царствование Юстиниана; во главе Персидской монархии встал в то время знаменитый Хосров I Ануширван (Справедливый, 531—579), и только искусные действия Велисария спасли от персидского завоевания восточные провинции империи.

Внезапным нашествиям варварских народов, живших за Дунаем, Юстиниан старался воспрепятствовать строительством крепостей и мирными договорами, которые сопровождались богатыми дарами. Он протянул вдоль дунайской границы цепь более чем из восьмидесяти укрепленных мест, снабженных гарнизонами. Но эти меры мало помогали: почти каждый год разные полчища, составленные преимущественно из гуннских, или восточнославянских, племен, прорывались сквозь эту цепь укреплений и опустошили Балканский полуостров, доходя иногда до самых стен Константинополя.

Внутри империи царствование Юстиниана, особенно в первые годы, было обеспокоено сильными волнениями по поводу церковных споров. Из догматических вопросов, волновавших Византию в V и VI веках, особенно примечательна была ересь монофиситов, которые признавали в Иисусе Христе одно естество божественное. На Халкидонском соборе (451) эта ересь была предана проклятию и было решено признать во Христе два естества (божественное и человеческое) неслиянно и нераздельно. Монофиситы, однако, не согласились с православными; впоследствии они составили свое особое исповедание в Египте, Сирии и Армении. В VI веке возникла еще ересь монофиситов, которые признавали во Христе одну божественную волю, к которым присоединились и партии цирка. В Константинополе, так же, как и в Риме, народ страстно любил зрелища цирка, особенно бега. Содержатели колесниц и возницы, правившие конями, отличались от своих соперников особым цветом платья, они старались приобрести себе покровителей из зрителей, особенно из знатной молодежи. Таким образом, возникли партии цирка, получившие названия по цветам; самые значительные партии были зеленая (прасины) и голубая (венеты), которые сильно враждовали друг с другом.

Супругой Юстиниана была Феодора, женщина низкого происхождения, известная в молодости порочной жизнью, но очень красивая, умная и решительная. Она была прежде бедной актрисой и нашла участие в своей судьбе партии голубых, между тем как зеленые оттолкнули ее с презрением. Сделавшись императрицей, Феодора, конечно, стала покровительствовать голубым и склонила на их сторону императора, а зеленые подвергались преследованию, тем более что они пристали к ереси монофиситов; партия же голубых считалась православной. Эта вражда партий сопровождалась частыми волнениями, драками и убийствами.

В 532 году Юстиниан отпраздновал день своего восшествия на престол большими играми в цирке. Зеленые, раздраженные преследованиями правительства, удалились посреди ристаний и устроили беспорядки на улицах; голубые, также недовольные поведением императора, в большинстве присоединились к своим противникам. Пять дней мятежники господствовали в столице и провозгласили даже другого императора; войска колебались. Юстиниан уже хотел сесть на корабль и бежать из Константинополя, но против его намерения восстала гордая, энергичная Феодора и убедила мужа, что лучше умереть с достоинством, чем предаваться позорному бегству. Благодаря ей приняты были решительные меры. Велисарий собрал горсть верных своих ветеранов и внезапно окружил ипподром, где мятежный народ продолжал забавляться ристаниями вместе с новым императором Ипатием; тут произошло страшное побоище, и мятеж был усмирен. (Он известен под названием «Ника!» — Побеждай! Это слово было лозунгом мятежников.)

Но свой след в истории царствование Юстиниана оставило главным образом законодательной деятельностью, при нем был издан знаменитый сборник римских законов «Свод гражданского права» (Corpus juris civilis). Этот «Свод» впоследствии послужил образцом и важнейшим источником для европейских законодательств и вообще имел огромное влияние на развитие европейской науки права. Работы по кодификации были выполнены несколькими комиссиями правоведов под руководством министра и любимца Юстиниана, Трибониана, который обладал обширной ученостью, но не отличался строгими правилами и запятнал себя лихоимством.

 

«Свод гражданского права» составился из четырех отделов: 1. Законы и постановления римских императоров, собранные в 529 году в двенадцати книгах под названием «Кодекса Юстиниана» (Codex Justinianeus);

  1. Собрание приведенных в научную систему отрывков из сочинений знаменитейших римских юристов, изданное в пятидесяти книгах под латинским названием «Дигесты» и греческим <. <андекты-> и получившее силу законов в 533 году;
  2. «Институции» (Institutiones), изданные в четырех книгах в 533 году и предназначенные служить руководством в главных юридических школах, организованных в Константинополе, Берите и Риме; 4. Собрание указов самого Юстиниана, изданных после обнародования его кодекса: это собрание названо Новеллы» (Novellae Constitutiones); они выходили большей частью на греческом языке, а в собрании помещены в латинском переводе. Применение Юстинианова «Свода» в Византийской империи было довольно искусственным, так как большая часть римских законов и их толкований уже не соответствовали условиям этой империи. Поэтому еще при Юстиниане некоторые юристы начали делать извлечения из «Свода», переделки и перетолковывания, приспосабливая их к употреблению современников; эта работа продолжалась и при следующих императорах. Таким образом, Юстинианов «Свод» дошел до нас не в первоначальном своем виде, а в этих позднейших извлечениях и переделках. Сохранение и передача «Свода» новым европейским народам (посредством многих рукописных сборников) принадлежат собственно не Византии, а Италии, где древнее римское право сохранилось в чистом виде, и потому, когда Юстиниан, завоевав Италию, ввел в ней свое законодательство, оно нашло там более живое применение, нежели в Византии. Почти в одно время с созданием Юстинианова «Свода гражданского права» было составлено систематическое собрание правил святых отцов: постановлений церковных соборов и императорских указов, относившихся к делам церковным. Это собрание, впоследствии неоднократно дополняемое, получило название «Номоканона». (Византийский «Номоканон» имел важное влияние на устройство Русской церкви.)

Юстиниан ознаменовал свое царствование также обширным строительством: он воздвиг множество храмов, дворцов, богаделен, водопроводов, пограничных крепостей и прочего. Самое знаменитое из его сооружений— это великолепный Софийский собор в Константинополе; над ним работало до десяти тысяч человек в течение шести лет под руководством архитектора Анфимия. Проведением дорог и сооружением мостов Юстиниан немало облегчил торговое и промышленное движение в своей империи. При нем впервые началось в Европе шелководство; благодаря хитрости двух монахов: они провезли с Востока в Константинополь яйца шелковичных червей, которые скрыли в своих полых дорожных посохах.

Рядом с внешним блеском Юстинианова царствования историки византийские указывают и на отрицательные стороны его правления, особенно на его чрезвычайное властолюбие и стремление все в государстве подчинить своей воле; в делах церковных он также добивался полновластия. Он закрыл знаменитую Афинскую академию, после чего наставники философии — последние представители неоплатонизма, Симплиций и Дамасций, оставили Афины и переселились в Персию под покровительство шаха Хосрова I. Юстиниан отменил также консульское звание, с которым, все еще соединялась память о республиканских учреждениях Рима. Его склонность к роскоши и расточительности, его многочисленные войны и дорогие постройки поглотали огромные суммы денег, так что бремя налогов и пошлин постоянно возрастало; землевладельцы нередко отказывались от своей земли, потому что не в силах были удовлетворить требованиям государственного казначейства. Юстиниан был доступен внушениям придворных льстецов и подозрительно смотрел на людей, которые возвышались во мнении народном заслугами и благородством своего характера. Неблагодарность его испытал на себе и знаменитый Велисарий.

Последние годы Юстинианова царствования омрачены были страшным нашествием славян болгарских полчищ, которые под предводительством князя Забергана опустошили Фракию и появились под самыми стенами Византии. В таких стесненных обстоятельствах император еще раз обратился к Велисарию, который уже несколько лет скромно жил в удалении, почти забытый современниками. Престарелый герой с юношеской энергией стал во главе немногих войск, защищавших столицу, и удачно отразил варваров. Знаки любви и благодарности, оказанные ему народом при возвращении в столицу, возбудили неудовольствие в подозрительном Юстиниане. Вскоре был открыт заговор против императора; один из заговорщиков во время пытки показал, будто он действовал по тайному приказу Велисария. Этого было достаточно, чтобы заслуженного полководца лишить почетных званий, имущества и бросить в тюрьму. Спустя несколько месяцев невиновность его была обнаружена, и ему возвратили свободу, титулы и часть имущества, но испытанные им огорчения ускорили его смерть: он сошел в могилу незадолго до смерти самого Юстиниана (который умер восьмидесяти трех лет, после тридцативосьмилетнего царствования). Предание о том, будто Велисарий был лишен зрения и, водимый мальчиком, просил милостыню, — выдумка позднейших времен.

Главным источником для изучения Юстинианова царствования служат труды византийского историка Прокопия, который состоял секретарем при Велисарий и сопровождал его в походах. В качестве очевидца он описал войны Велисария: Персидскую, Вандальскую и Готскую. Здесь и в некоторых других его сочинениях

изображена блестящая сторона Юстинианова царствования. Кроме того, он оставил книгу, известную под названием «Тайная история», где, напротив, личность Юстиниана и особенно его супруги Феодоры очерчены слишком темными красками и где автор с очевидным пристрастием старается объяснить многие важные события придворными интригами и другими скрытыми от народа причинами. Но, в любом случае, правительственная централизация, усиленная /прудами Юстиниана, в значительной степени укрепила государственное здание Византийской империи.

Иловайский Д. И.

Это интересно

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *