Тайны Эблы

 

eblaВ широкой долине, раскинувшейся на северо-западе Сирии, возвышаются десятки холмов, в большинстве своем искусственного происхождения. Они выросли на месте поселений, стертых с лица земли когда-то в давние времена. Над древними развалинами забытых городов пески пустыни образовали курганы разной величины.

С 1964 г. возле одной их современных сирийской деревень на кургане Тель Мардих, близ границы с Ираком, ведет раскопки доктор исторических наук Паоло Маттие из Римского университета. С тех пор им добыты сенсационные трофеи, совершено крупнейшее археологическое открытие XX в. Маттие убедительно доказал, что в этих местах, где, казалось бы, кроме кочевников с их жилищами из черных козьих шкур, никогда никого и ничего не было, на самом деле в III тысячелетии до н.э. процветала столица богатого царства — город Эбла.

В самом начале работ Маттие посчастливилось открыть величественные парадные ворота в массивной крепостной стене. Год за годом проникая все дальше в глубь веков, он стал находить остатки жилищ, храмов, сооружений для хранения воды, а в 1974 г. в руинах царского дворца, разрушенного в ХХШ в. до н.э., обнаружил подлинный клад — крупнейший архив, документы которого датируются III тысячелетием до н.э. Более 17 тысяч глиняных табличек, испещренных клинописью, лежали таким образом, что можно было реконструировать способ их Обычного хранения. Таблички ставили «пачками» на деревянные подставки и прислоняли к стене. Словом, древнее хранилище напоминало археологам современные картотеки. Пожар разрушил дворец, но подверг обжигу глиняные изделия, увеличив их прочность.

К работе археологов подключился известный итальянский эпиграфист Джованни Петтинато. Он сумел расшифровать тексты, и тогда клинопись заговорила языком царей» жрецов, купцов и дипломатов — тех, кто жил в богатой Эбле, столице вновь открытого государства Древнего Востока.

Эти записи, по мнению ученых, способны соперничать со знаменитыми свитками Мертвого моря, помогая исследователям проникнуть в библейские и добиблейские времена.

Эбла поддерживала политические и экономические связи с двумя крупнейшими цивилизациями — Шумером и Египтом, несмотря на то, что была отделена от них огромной пустыней. Правда, существует предположение, что Эбла, возможно, возникла сначала как отдаленный аванпост Шумерского царства, но затем быстро преобразовалась в самостоятельное государство.

Открытия Паоло Маттие не были случайными. В 1964 г. сирийцы обратились к итальянским ученым с предложением принять участие в археологических раскопках на территории своей страны. Римский университет командировал на раскопки молодого учёного, адргорый написал к тому времени кандидатскую диссертацию, посвященную искусству Сирии II тысячелетия до н.э.

Во время одной из своих прежних поездок на Ближний Восток Маттие обнаружил в запаснике музея сирийского города Алеппо базальтовую чашу, украшенную головами рычащих львов и фризом с изображением царя и воинов. Крестьяне Из деревни Тель Мардих нашли чашу, распахивая поле. Ученый решил внимательно изучить холм, где была сделана находка, и сам обнаружил там огромное количество керамики, свидетельствовавшей о том, что на рубеже III и II тысячелетий до н.э. здесь существовало большое поселение.

В том месте, где крестьяне наткнулись на большую базальтовую чашу, Маттие обнаружил храм. Однако в то время Маттие все еще не знал, что же именно он открыл. Немного позднее, в 1968 г., в одном из храмов была найдена статуя богини Иштар. Ее установил правитель, именовавший себя Иббит-Лим, сын Игриш-Чепа, царя Эблы. Так Маттие обрел свое царство.

Центр кургана Тель Мардих с его дворцовым комплексом и храмами назвали акрополем. Траншеи раскопок избороздили склоны и вершину кургана. Археологи доказали, что акрополь Эблы построен за 3,5 тысячи лет до н.э. Протяженность его с севера на юг составляет почти километр. Город имел четверо ворот.

 

При раскопках Эблы обнаружены постройки для дворцовой прислуги, рассчитанные на 12 тысяч человек. Примерно 50 тысяч человек жили в пределах городских стен, а вместе с населением пригородов и близлежащих поселений число жителей превышало четверть миллиона!

Во время раскопок обнаружена ступенчатая башня — зиккурат, по которой царь спускался с верхнего этажа дворца, совершая торжественные выходы. Бащня сложена из необожженного кирпича 4400 лет назад. Ее высота шесть метров. Древние глиняные кирпичи очень непрочны. Под воздействием солнца, воздуха и снега (зимой снег в пустыне — не редкость) они быстро разрушаются, поэтому Маттие распорядился покрыть стены башни свежей глиной. Найдены также богатые захоронения в гробнице — золотые украшения, которые могли принадлежать одной из царских дочерей. Из табличек стало известно, что цари Эблы получали власть не по наследству — она была выборной на семилетний срок и разделялась с советом старейшин.

Среди торговых партнеров Эблы названы средиземноморские города Бейрут и Библос, а также Дамаск и Газа, наряду с двумя библейскими — Содомом и Гоморрой, а также неизвестным городом Ирам, однажды упомянутым в Коране. Купцы, жители Эблы» Везли в столицу металлы из Анатолии и древесину из средиземноморских лесов Ливана, а сами вывозили за границу дорогие пурпурные с золотыми нитями ткани, изготовлявшиеся местными мастерами. Ткани эти, видимо, мало отличались от атласа и парчи, которые до сих пор производятся в Сирии.

По мнению Паоло Маттие, Эбла к 2400 г. до н.э. превратилась в огромный богатый полис. Постепенно цари Эблы стали настолько могущественными, что вступили в соперничество с Саргоном, царем Аккада и завоевателем Шумера, за господство над рекой Евфрат. Эбла стремилась поставить под свой контроль важнейшие торговые пути, жизненно необходимые для экономики и развития страны. Борьба между двумя соперниками закончилась поражением Эблы около 2300 г. до н.э. Нарамсин, внук Саргона, захватил Эблу и предал город огню. В память о содеянном он приказал воздвигнуть монумент и высечь на нем надпись: «Нарамсин, могущественный завоеватель Эблы, которую раньше никому не удавалось покорить».

Но самое интересное в истории ранее неизвестного города и государства связано с табличками Эблы. В клинописном архиве обнаружены списки, рассказывающие о богах, царях, профессиях (которых названо свыше 60!), растениях, минералах, птицах, млекопитающих, рыбах, личных именах, а также тексты с перечислением названий городов, наименований различных инструментов. Найдены и шумерско-эблаитские словари, содержащие свыше трех тысяч слов, а также поэтическое повествование о создании мира, рассказ о Всемирном потопе.

В Эбле, оказывается, даже собирались научные конференции, отчеты о которых обнаружены в дворцовых архивах. Ученые из других стран приезжали в Эблу и преподавали там. Существовала также специальная школа, где обучали клинописи.

Особенно любопытны упоминаемые в табличках собственные имена: Аб-ра-му (Авраам), Е-са-ум (Исайя), Са-у-лум (Саул). Нигде в древних письменных памятниках, кроме Ветхого Завета, не было отмечено имя Давида, но здесь оно имеется: Да-у-дум. Имя царя Эбрйума, правившего около 2300 г. до н.э., удивительно похоже на Эбера из библейской Книга Бытия. Согласно Писанию, Эбер доводился прапраправнуком Ною и дедушкой Аврааму.

Три мировые религии — иудаизм, христианство и ислам — ведут свою родословную от патриарха Авраама. Книга Бытия представляет его как уроженца халдейского города Ура, находившегося в южной части Месопотамии. Большинство ученых-богословов считали, что примерно в 1800 г. до н.э. Авраам со своим народом ушел из Ура на север и через землю Сирии достиг Ханаана.

Глиняные таблички Эблы, будто бросая вызов толкователям ветхозаветных текстов, упоминают о соседнем Уре, в котором кипела деловая жизнь по меньшей мере на 500 лет раньше библейского города. Находки Маттие произвели сильное впечатление на исследователей Святого Писания.

— Судите сами, — говорит Митчел Дахуд, декан восточного факультета Ватиканского института библейских исследований. — В наиболее ранних частях Ветхого Завета Бог называется именем Эль. Во время исхода евреев из Египта он открыл Моисею свое настоящее имя — Яхве (или Иегова). В то же время таблички Эблы свидетельствуют о том, что за тысячу лет до описанных в Библии событий имена Эль и Яхве уже существовали среди северо-западных семитских народностей Сирии.

Ученые полагают, что после исчезновения Эблы ее язык и культура возродились в таких городских культурах, как, к примеру, Угарит — портовый город на берегу Средиземного моря, расцвет которого приходится на XIV в. до н.э. Профессор Петганато установил, что язык жителей Эблы являлся предшественником всех ханаанских языков, таких как угаритский, финикийский и древнееврейский.

Н.Н.Непомнящий

Это интересно

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *