В чем секрет арабских завоеваний?

Картинки по запросу арабская конница«Когда они показались перед Джалутом (Голиафом) и его войском, то сказали: «Господь наш! Пролей на нас терпение, укрепи наши стопы и помоги нам одержать победу над неверующими людьми»
(Коран. Сура вторая. Корова (Аль-Бакара). Смысловой перевод на русский язык Э. Кулиева)

Еще римские императоры взяли за правило набирать из арабов, жителей Аравийского полуострова, вспомогательные отряды легкой конницы. Вслед за ними эту практику продолжили византийцы. Однако, отражая нападения кочевников на севере, они вряд ли могли себе даже представить, что в первой половине VII века многочисленные вооруженные отряды арабов, двигаясь на верблюдах, лошадях и пешком, вырвутся за пределы Аравии и превратятся для них в серьезную угрозу на юге.

В конце VII – начале VIII века волна арабских завоевателей захватила Сирию и Палестину, Иран и Месопотамию, Египет и районы Средней Азии. В своих походах арабы дошли до Испании на западе, до рек Инда и Сыр-Дарьи на востоке, на севере – до Кавказского хребта, а на юге они достигли берегов Индийского океана и бесплодных песков пустыни Сахара. На завоеванной ими территории возникло государство, объединенное не только силой меча, но также и верой – новой религией, которую они называли ислам!
Мухаммед (на коне) получает согласие клана Бэни Надир удалиться из Медины. Миниатюра из книги Джами аль-Таварих, написанная Рашид аль-Дином в Табризе, Персия, 1307 г. н.э.
Латники пророка Мухаммеда
Но с чем же все-таки был связан столь небывалый взлет военного дела у арабов, которые за короткий срок сумели создать державу большую, нежели империя Александра Македонского? Ответов здесь несколько, и все они, так или иначе, проистекают из местных условий. Аравия – по большей части, пустыня или полупустыня, хотя и здесь имеются обширные пастбища, пригодные для лошадей и верблюдов. Несмотря на то, что воды не хватает, здесь есть места, где иногда стоит только разгрести песок руками, чтобы добраться до подпочвенных вод. На юго-западе Аравии ежегодно бывает по два сезона дождей, поэтому там издревле было развито оседлое земледелие.

Среди песков, где на поверхность пробивалась вода, имелись оазисы финиковых пальм. Их плоды наряду с верблюжьим молоком служили пищей для кочевых арабов. Верблюд также был для араба главным источником существования. Даже за убийство платили верблюдами. За мужчину, убитого в драке, требовалось отдать целых сто верблюдов, чтобы избежать кровной мести со стороны его родственников! А вот лошадь, вопреки распространенному суждению, существенной роли не играла. Для лошади требовался хороший корм, а главное – много чистой, свежей воды. Правда, в условиях бескормицы и безводия арабы приучили своих лошадей питаться чем попало – когда не было воды, им давали молоко верблюдиц, кормили их финиками, сладкими пирогами и даже… жареным мясом. Но вот верблюжий корм арабские лошади есть так и не научились, поэтому держать их могли только весьма состоятельные люди, тогда как верблюды были доступны для каждого.

Все население Аравийского полуострова состояло из отдельных племен. Во главе них, как и у северных номадов, стояли свои вожди, называвшиеся у арабов шейхами. Они точно также имели большие стада, а в их шатрах, застланных персидскими коврами, можно было увидеть красивую сбрую и драгоценное оружие, прекрасную утварь и изысканные угощения. Вражда племен ослабляла арабов, причем особенно плохо приходилось купцам, суть жизни которых состояла в караванной торговле между Ираном, Византией и Индией. Рядовые кочевники-бедуины грабили караваны и оседлых крестьян, из-за чего богатая арабская верхушка несла очень большие убытки. Обстоятельства требовали идеологии, которая бы сгладила социальные противоречия, положила конец царившей анархии и направила ярко выраженную воинственность аравийцев на внешние цели. Ее-то и дал Мухаммед. Вначале, осмеянный за одержимость и переживший удары судьбы, он сумел объединить своих земляков под зеленым знаменем ислама. Сейчас не место обсуждать этого уважаемого человека, открыто признававшего свои слабости, отказывавшегося от славы чудотворца и хорошо понимавшего нужды своих последователей, или же рассказывать о его учении.

Латники пророка Мухаммеда

Армия Мухаммеда сражается с мекканской армией в 625 г в битве при Ухуде, в которой Мухаммад был ранен. Эта миниатюра из турецкой книги около 1600 года.
Для нас самым важным является то, что в отличие от других, более ранних религий, включая христианство, ислам оказался куда более конкретным и удобным, прежде всего, потому, что в первую очередь устанавливал порядок жизни на земле, и уже только потом сулил кому рай, а кому и загробные муки на том свете.

Умеренным вкусам арабов соответствовал также отказ от свинины, вина, азартных игр и разорявшего бедняков ростовщичества. Богоугодными делами признавалась торговля и, что было очень важно для воинственных аравийцев, «священная война» (джихад) против неверных, т. е. не мусульман.

Распространение ислама и объединение арабов произошло очень быстро, и уже снаряжались войска для похода на чужие страны, когда в 632 году пророк Мухаммед скончался. Но не растерявшиеся арабы тут же выбрали его «заместителя» – халифа, и вторжение началось.

Уже при втором халифе Омаре (634–644) священная война привела арабских кочевников в Малую Азию и в долину Инда. Затем они захватили плодородный Ирак, западный Иран, установили свое господство в Сирии и Палестине. Затем пришел черед Египта – главной хлебной житницы Византии, а в начале VIII века Магриба – ее африканских владений к западу от Египта. После чего арабы покорили и большую часть королевства вестготов в Испании.

В ноябре 636 года византийская армия императора Ираклия попыталась разгромить мусульман в битве на реке Ярмук (приток Иордана) в Сирии. Считается, что у византийцев было 110 тысяч воинов, а у арабов всего 50, однако они несколько раз подряд решительно их атаковали, и, наконец, сломили их сопротивление и обратили их в бегство (См. подробнее: Nicolle D. Yarmyk 630 AD. The Muslim conguest of Syria. L.: Osprey, 1994)
Арабы потеряли убитыми 4030 человек, а вот потери византийцев оказались столь велики, что их армия практически перестала существовать. Затем арабы осадили Иерусалим, который сдался им после двухлетней осады. Наряду с Меккой этот город стал важной святыней для всех мусульман.

Одна за другой сменяли друг друга династии халифов, а завоевания все продолжались и продолжались. В результате к середине VIII в. образовался поистине грандиозный Арабский халифат* – государство с территорией, во много раз большей, нежели вся Римская империя, располагавшее значительными территориями в Европе, Азии и Африке. Несколько раз арабы пытались взять Константинополь и держали его в осаде. Но византийцам удалось отразить их на суше, тогда как на море арабский флот они уничтожили «греческим огнем» – горючей смесью, в состав которой входила нефть, из-за чего она горела даже на воде, превращая корабли их противников в плавучие костры.
Понятно, что период победоносных войн арабов не мог длиться вечно, и уже в VIII веке их продвижение на Запад и Восток было остановлено. В 732 году в битве при Пуатье во Франции войско арабов и берберов было разгромлено франками. В 751 году около Таласа (ныне город Джамбул в Казахстане) победу над ними одержали китайцы.

Халифы за особый налог гарантировали местному населению не только личную свободу, но и свободу вероисповедания! Христиане и иудеи к тому же считались (как приверженцы единобожия и «люди Книги», т. е. Библии и Корана) довольно близкими к мусульманам, в то время как язычники подвергались беспощадным преследованиям. Политика эта оказалась очень разумной, хотя арабским завоеваниям главным образом способствовала не столько дипломатия, сколько сила оружия.

Арабских воинов вовсе не следует представлять себе только как всадников, закутанных с головы до ног во все белое, и с кривыми саблями в руках. Начнем с того, что никаких кривых сабель у них тогда и в помине не было! Все мусульманские воины, изображенные на арабской миниатюре 1314 – 1315 гг. рядом с пророком Мухаммедом во время его похода на евреев Хейбара, вооружены длинными и прямыми обоюдоострыми мечами. Они уже, чем современные им мечи европейцев, у них другое перекрестие, но это и в самом деле мечи, а вовсе не сабли.

Практически у всех первых халифов также были мечи, сохранившиеся вплоть до настоящего времени. Впрочем, если судить по коллекции этих клинков в стамбульском музее-дворце Топкапы, то сабля у пророка Мухаммеда все же была. Называлась она «Зульфи-кар», а ее клинок был с елманъю – расположенным на конце у клинка уширением, тяжесть которого придавала удару значительно большую силу. Впрочем, считается, что она не собственно арабского происхождения. Прямой клинок был и у одного из мечей халифа Османа, хотя он и имеет одно лезвие, словно у сабли.

Интересно, что знамя пророка Мухаммеда в самом начале также было отнюдь не зеленого, а черного цвета! Соответствующего цвета знамена имели и все другие халифы, а также различные арабские племена. Первые именовались «лайва», вторые – «райя». Один и тот же предводитель мог иметь по два знамени: одно – собственное, другое – племенное.

Какого-либо защитного вооружения, кроме небольших круглых щитов, на вышеназванной миниатюре у арабов мы также не увидим, хотя это ровным счетом ни о чем не говорит. Дело в том, что ношение защитных доспехов под одеждой было распространено на Востоке даже более широко, чем в Европе, и арабы не были исключением. Хорошо известно, что арабские мастера славились не только своим холодным оружием, которое они производили из индийского булата, но и кольчужными панцирями**, лучшие из которых изготовлялись в Йемене. Поскольку ислам запрещал изображения людей и животных, оружие декорировалось растительным орнаментом, а впоследствии в XI веке – надписями. Когда Дамаск сделался главным городом мусульманского мира, он стал и центром по производству оружия.

Недаром клинки из покрытой узорами особо качественной стали получили в просторечии название «дамасских», хотя их производили нередко в самых различных местах. Высокие качества дамасской стали объяснялись на Востоке не только технологией ее изготовления, но также особым способом закалки металла. Мастер, вынув щипцами раскаленный клинок из горна, передавал его всаднику, который сидел верхом на лошади у дверей мастерской. Взяв клинок, зажатый в щипцы, всадник, не теряя ни секунды, пускал коня во весь опор и мчался как ветер, давая воздуху обтекать его и охлаждать, в результате чего происходила закалка. Оружие богато украшалось золотой и серебряной насечкой, драгоценными камнями и жемчугом, причем в VII веке даже в излишнем количестве. Арабы в особенности любили бирюзу, которую они получали с Синайского полуострова, а также из Персии. Стоимость такого оружия была исключительно велика. Согласно арабским источникам, отлично сработанный меч мог стоить до тысячи золотых динариев. Если учесть вес золотого динария (4,25 г), то получается, что стоимость меча была эквивалентна 4,250 кг золота! По сути дела, это было целое состояние.

Византийский император Лев, сообщая о войске арабов, упоминал одну лишь конницу, состоявшую из всадников с длинными копьями, всадников с метательными копьями, всадников с луками и тяжеловооруженных всадников. У самих арабов конники подразделялись на алъ-мухаджиров – тяжеловооруженных и алъ-сансаров – легковооруженных воинов.

Однако в арабском войске была и пехота. Во всяком случае, сначала лошадей арабам не хватало настолько, что в 623 году во время битвы при Бадре на каждой лошади сидело по два человека, и лишь позднее число всадников увеличилось. Что же касается тяжелых доспехов, то вряд ли кто-нибудь у арабов носил их на себе постоянно, но зато в сражении использовался весь запас защитного вооружения. Каждый конник имел длинное копье, булаву, один, а то даже и два меча, одним из которых мог быть кончар – тот же меч, но с узким трех- или четырехгранным клинком, наиболее удобным для поражения противника через кольчатые доспехи.

Познакомившись с военным делом у персов и византийцев, арабы, как и они, начали использовать конские доспехи, а также защитные панцири из металлических пластинок, связывавшихся между собой и надевавшихся поверх кольчуги. Интересно, что арабы вначале не знали стремян, но очень быстро научились их использовать, и сами начали выделывать первоклассные стремена и седла. Конница арабов могла спешиваться и вести бой в пешем строю, используя свои длинные копья в качестве пик, как у западноевропейской пехоты. В эпоху династии Омейядов тактика арабов напоминала византийскую. Причем их пехота также делилась на тяжелую и легкую, состоявшую из наиболее бедных арабов-лучников.

Главной ударной силой армии халифата конница стала во времена династии Аббасидов. Она представляла собой тяжеловооруженных конных лучников в кольчугах и ламеллярных панцирях. Щиты у них были часто тибетского происхождения из отлично выделанной кожи. Теперь большую часть этой армии составляли иранцы, а не арабы, а также выходцы из Средней Азии, где в самом начале IX века образовалось независимое государство Саманидов, отколовшееся от халифата правителей Бухары. Интересно, что, хотя к середине X века Арабский халифат уже распался на ряд отдельных государств, упадка военного дела у арабов не произошло.

Возникли принципиально новые войска, состоявшие из гулямов – юных рабов, специально купленных для использования на военной службе. Их тщательно обучали военному делу и вооружали на средства из казны. Сначала гулямы играли роль преторианской гвардии (личных телохранителей императоров Рима) при особе халифа. Постепенно численность гулямов возросла, и их части начали широко использоваться в армии халифата. Поэты, которые описывали их вооружение, отмечали, что оно блестело, словно «состоявшее из множества зеркал». Историки-современники отмечали, что оно выглядело «подобно византийскому», т. е. люди и лошади были одеты в панцири и попоны из металлических пластин (Nicolle D. Armies of the Caliphates 862 – 1098. L.: Osprey, 1998. P. 15).

Теперь арабские войска представляли собой армию из людей, которые имели единую веру, схожие обычаи и язык, но продолжали сохранять свои национальные формы вооружения, лучшие из них постепенно перенимались арабами. У персов они заимствовали ножны мечей, в которых кроме самого меча помещались дротики, кинжал или нож, а из Средней Азии – саблю…

Латники пророка Мухаммеда

Восьмой крестовый поход 1270 г. Крестоносцы Людовика IX высаживаются в Тунисе. Одна из немногих средневековых миниатюр, на которой восточные воины изображены с саблями в руках. Миниатюра из «Хроника Сен-Дени». Около 1332 – 1350 гг. (Британская библиотека)

В сражении употреблялись сложные тактические построения, когда впереди ставилась пехота, состоявшая из копейщиков, за ними лучники и метатели дротиков, потом конница и (когда это было возможно) боевые слоны. Конница гулямов являлась главной ударной силой такого построения и располагалась на флангах. В бою первым делом использовалось копье, затем меч и, наконец, булава.
Конные отряды подразделялись по весу доспехов. Всадники имели однообразное вооружение, так как воины на конях с защитными панцирями из металлических пластин вряд ли могли быть использованы для преследования отступающего противника, а войлочные попоны у легковооруженных всадников не являлись достаточной защитой от стрел и мечей во время атаки против пехоты.

Латники пророка Мухаммеда

Индийский щит (дхал) из стали и бронзы. Империя Великих Моголов. (Королевский музей Онтарио, Канада)

В странах Магриба (на территории Северной Африки) влияние Ирана и Византии было менее заметным. Здесь сохранялись местные виды вооружения, и берберы – номады Северной Африки, хотя они и приняли ислам, продолжали использовать легкие дротики, а не тяжелые копья.

Образ жизни берберов, известный нам по описаниям путешественников того времени, был тесно связан с условиями их существования. Любой кочевник из далекого Монголистана нашел бы здесь почти то же самое, что и у себя на родине, во всяком случае, порядки и там, и тут были очень похожи.

«Царь… дает людям аудиенцию в шатре для разбора поступающих жалоб; вокруг шатра во время аудиенции стоят десять коней под золочеными покрывалами, а сзади царя находятся десять юношей с кожаными щитами и мечами, украшенными золотом. Справа от него стоят сыновья знати его страны в красивой одежде, в волосы у них вплетены золотые нити. Правитель города сидит перед царем на земле, а вокруг него также на земле сидят визиры. У входа в шатер – породистые собаки с золотыми и серебряными ошейниками, к которым прикреплено множество золотых и серебряных блях; они не сводят пристального взгляда с царя, охраняя его от любых посягательств. О царской аудиенции сообщают барабанным боем. Барабан, называемый «даба», – это длинный полый кусок дерева. Приближаясь к царю, его единоверцы падают на колени и посыпают головы прахом. Таково их приветствие царю», – сообщал один из путешественников, посетивших берберские племена Северной Африки.

Чернокожие воины Африки приняли активное участие в арабских завоеваниях, из-за чего европейцы их зачастую путали с арабами. Негров-рабов даже специально покупали ради того, чтобы сделать из них воинов. Особенно много таких воинов было в Египте, где в начале X века они составляли едва ли не половину всего войска. Из них набирали и личную охрану египетской династии Фатимидов, воины которой имели по богато украшенной паре дротиков и щиты с выпуклыми бляшками из серебра.

В целом в Египте в этот период времени пехота преобладала над конницей. В бою ее отряды строились по национальному признаку и применяли свои собственные виды вооружения. Например, воины северо-западного Судана использовали лук и дротики, но не имели щитов. А у других воинов были большие овальные щиты из Восточной Африки, о которых говорили, что они были сделаны из кожи слона. Кроме метательного оружия использовался сабардарах (восточная алебарда) длиной в пять локтей, причем три локтя занимал широкий стальной клинок, нередко слегка искривленный. На противоположной границе арабских владений сражались жители Тибета с большими щитами из кожи белого цвета и в стеганой защитной одежде (См. подробнее: Nicolle D. The Armies of Islam 7th – 11th centuries. L.: Osprey. 1982.).

Кстати, стеганую одежду, не смотря на жару, носили и городские ополченцы – арабы, и также многие африканские воины, что уж совсем удивительно. Так, в XI веке ислам приняли жители африканского государства Канем-Борну, расположенного в районе озера Чад. Уже в XIII веке это была самая настоящая «конная империя», насчитывавшая до 30 000 конных воинов, одетых… в толстые стеганые панцири из хлопчатобумажных тканей и войлока. Стегаными попонами эти «рыцари Африки» защищали не только себя, но и своих коней вплоть до конца XIX века – настолько удобными они, по-видимому, для них оказались. Воины соседней с борну народности бегхарми также носили стеганые доспехи, которые они усиливали рядами нашитых на них колец. А вот борну использовали нашитые на них небольшие квадратики из ткани, внутри которых находились металлические пластинки, благодаря чему снаружи их доспехи напоминали лоскутное одеяло с двухцветным геометрическим орнаментом. Конское снаряжение коня включало медный налобник, подбитый кожей, а также изысканные нагрудные щитки, воротники и подхвостники.

Что же касается мавров (так европейцы называли завоевавших Испанию арабов), то их вооружение стало во многом походить на вооружение воинов-франков, с которыми они постоянно сталкивались в дни мира и войны. У мавров также имелось два вида конницы: легкая – берберо-андалусийская, даже в X веке не пользовавшаяся стременами и забрасывавшая неприятеля дротиками, и тяжелая, с головы до ног одетая в европейского вида кольчужный хауберк, который в XI веке стал главным доспехом всадников и в христианской Европе. Кроме этого, воины-мавры также использовали луки. К тому же в Испании его носили несколько иначе – поверх одежды, тогда как в Европе на него надевали сюрко (налатную накидку с короткими рукавами), а на Ближнем Востоке и в Северной Африке – кафтаны. Щиты были обычно круглыми, и выделывались из кожи, металла или же древесины, которые опять-таки обтягивались кожей.

Особую ценность на арабском Востоке представляли собой щиты из дамасской стали, откованные холодным способом из железа и обладавшие высокой твердостью. В процессе работы на их поверхности образовывались трещины, которые в виде насечки заполнялись золотой проволокой и образовывали узоры неправильной формы. Ценились также щиты из кожи носорога, которые выделывались в Индии и среди африканских народов, причем они очень ярко и красочно декорировались росписью, золотом и серебром.

Такого рода щиты имели в диаметре не более 60 см и обладали чрезвычайной сопротивляемостью удару мечом. Совсем маленькие щиты из кожи носорога, диаметр которых не превышал более 40 см, использовали и как кулачные щиты, т. е. в бою ими можно было наносить удары. Наконец, существовали щиты из тонких прутьев фигового дерева, которые переплетали серебряной тесьмой или цветными шелковыми нитями. Получались изящные арабески, из-за чего они выглядели очень нарядно и отличались высокой прочностью. Все круглые щиты из кожи обычно были выпуклыми. При этом крепления ремней, за которые их удерживали, на внешней поверхности прикрывали бляхами, а внутрь щита помещали простеганную подушку или ткань, смягчавшую наносившиеся по нему удары.

Другая разновидность арабского щита – адарга, в XIII и XIV веках была так широко распространена, что в самой Испании использовалась христианскими войсками, а затем попала во Францию, Италию и даже в Англию, где такие щиты употреблялись вплоть до XV века. Старая мавританская адарга была в форме сердца или двух сросшихся овалов и выделывалась из нескольких слоев очень жесткой, прочной кожи. Носили ее на ремне через правое плечо, а слева держали за кулачную рукоять.

Поскольку поверхность у адарги была плоской, ее было очень легко декорировать, поэтому арабы украшали эти щиты не только снаружи, но также изнутри.
Наряду с нормандскими рыцарями, византийцами и славянами в начале XI века арабы применяли щиты, имевшие форму «обратной капли». По-видимому, такая форма оказалась для арабов удобной, правда, самый острый нижний угол они обычно срезали. Отметим налаженный обмен образцами оружия, в ходе которого наиболее удачные его формы переходили к разным народам не только в виде военных трофеев, но посредством обычной купли-продажи.

Арабы довольно редко терпели поражения на полях сражений. Например, во время войны против Ирана особенно страшными им казались не тяжеловооруженные иранские всадники, а боевые слоны, которые своим хоботом выхватывали воинов из седла и бросали под ноги на землю. Арабы никогда их раньше не видели и полагали вначале, что это не животные, а хитроумно сделанные военные машины, против которых бесполезно сражаться. Но вскоре они научились бороться со слонами и перестали опасаться их так, как в начале. Долгое время арабы не умели брать штурмом укрепленные города и не имели понятия об осадно-штурмовой технике. Недаром ведь Иерусалим сдался им только после двухлетней осады, Цезарея продержалась семь и целых пять лет арабы безуспешно осаждали Константинополь! Зато впоследствии они многому научились у самих византийцев и стали применять такую же технику, как и они, т. е. и в этом случае им пришлось позаимствовать опыт более древней цивилизации.

Латники пророка Мухаммеда

Начальная буква «Р», изображающая султана Дамаска Нур-ад-Дина. Интересно, что султан изображен с голыми ногами, но в кольчуге и шлеме. Его преследуют два рыцаря: Годфри Мартел и Хьюг де Луизиньян-Старший в полных кольчужных доспехах и шлемах аналогичных изображениям в «Библии Мациевского». Миниатюра из «Истории Аутремера». (Британская библиотека)

Латники пророка Мухаммеда

Мухаммед в битве при Бадре. Миниатюра XV века.

Таким образом, мы видим, что армии арабского Востока отличались от европейских в первую очередь вовсе не тем, что у одних вооружение было тяжелым, а у других легким. Костюмы, похожие на стеганые кафтаны, можно увидеть на «полотне из Байе». Но они были и у конных воинов знойной Африки. Чешуйчатые (ламеллярные) панцири и конские попоны имели и византийские, и иранские, и арабские кавалеристы, причем именно в ту эпоху, когда европейцы обо всем этом даже не помышляли. Главное отличие было в том, что на Востоке пехота и конница взаимодополняли друг друга, тогда как на Западе шел непрерывный процесс вытеснения конницей пехоты. Уже в XI веке сопровождавшие рыцарей пехотинцы по сути дела представляли собой просто челядь. Никто не пытался как следует обучить их и вооружить, тогда как на Востоке однообразному вооружению войск и их обучению уделялось достаточно большое внимание. Тяжелую конницу дополняли отрядами легкой, использовавшейся для разведки и завязки боя. И там, и здесь в тяжеловооруженной коннице служили воины-профессионалы. Но западный рыцарь, хотя он и был в это время вооружен легче аналогичных воинов Востока, имел куда больше независимости, поскольку при отсутствии хорошей пехоты и легкой конницы именно он являлся главной силой на поле сражения.

Латники пророка Мухаммеда

Пророк Мухаммед увещевает свою семью перед битвой при Бадре. Иллюстрация из «Всеобщей истории» Джами аль-Тавариха, 1305 – 1314 гг. (Коллекции Халили, Тебриз, Иран)

Арабским всадникам точно так же, как и европейским, требовалось уметь метко разить врага копьем, а для этого нужно было точно так же постоянно тренироваться. Помимо европейской техники атаки с копьем наперевес восточные всадники учились держать копье и двумя руками одновременно, удерживая поводья в правой руке. Такой удар разрывал даже двухслойный кольчужный панцирь, причем наконечник копья выходил из спины!

Для выработки точности и силы удара служила игра бирджас, во время которой всадники на полном скаку наносили удары копьями по колонне, составленной из множества деревянных блоков. Ударами копий требовалось выбивать отдельные блоки, причем так, чтобы сама колонна при этом не рассыпалась.

Латники пророка Мухаммеда

Арабы осаждают Мессину. Миниатюра из «Истории византийских императоров в Константинополе с 811 по 1057 год, написанная куропалатом Иоанном Скилицей». (Национальная библиотека Испании, Мадрид)

Но только вооружением их сходство отнюдь не исчерпывалось. Арабские рыцари так же, как, например, и их европейские собратья, имели обширные земельные владения, которые были не только наследственными, но и пожалованными им за военную службу. Назывались они по-арабски икта и в X–XI вв. превратились целиком и полностью в военные лены, аналогичные земельным владениям рыцарей Западной Европы и воинов-профессионалов многих других государств на территории Евразии.

Получается, что рыцарское сословие сформировалось на Западе и на Востоке практически одновременно, но вот помериться силами им долгое время никак не удавалось. Исключение составляла Испания, где пограничная война христиан с мусульманами не затихала ни на один миг.

23 октября 1086 года в нескольких милях от Бадахоса, у местечка Залака войско испанских мавров встретилось в битве с королевскими рыцарями кастильского короля Альфонсо VI. К этому времени на землях арабов уже царила феодальная раздробленность, но перед угрозой со стороны христиан эмиры юга Испании сумели забыть свою многолетнюю вражду и вызвали на помощь своих африканских единоверцев – альморавидов. Эти воинственные кочевые племена арабы Андалусии считали за варваров. Их правитель Юсуф ибн Тешуфин казался эмирам фанатиком, но делать было нечего, и они выступили против кастильцев под его командованием.

Латники пророка Мухаммеда

Доспехи суданского воина 1500 г. (Музей доспехов и оружия Хиггинса, Ворчестер, Массачусетс, США)

Сражение началось атакой христианской рыцарской конницы, против которой Юсуф выставил пехотные отряды андалусских мавров. И когда рыцари сумели их опрокинуть и погнали к лагерю, Юсуф спокойно выслушал известие об этом и только сказал: «Не спешите им на помощь, пусть их ряды поредеют еще больше – они, подобно христианским собакам, тоже наши враги».

Между тем, альморавидская конница ждала своего часа. Она была сильна и своей численностью, и, прежде всего, дисциплиной, чем нарушала все традиции рыцарской войны с ее групповыми схватками и поединками на поле боя. Настал момент, когда увлеченные преследованием рыцари рассеялись по всему полю, и вот тогда с тыла и с флангов на них из засады напали берберские всадники. Кастильцы, сидевшие на уже уставших и взмыленных лошадях, были окружены и разбиты. Король Альфонсо во главе отряда из 500 всадников сумел вырваться из окружения и с большим трудом спасся от погони.

Эта победа и последовавшее за ней объединение всех эмиратов под властью Юсуфа произвели такое сильное впечатление, что ликованию арабов не было конца, а христианские проповедники за Пиренеями тут же выступили с призывом крестового похода против неверных. На целых десять лет раньше широко известного первого крестового похода на Иерусалим крестоносная рать была собрана, вторглась в мусульманские земли Испании и… вновь потерпела там поражение.

*Халифат — мусульманская феодальная теократия, во главе которой стоял халиф, светско-религиозный правитель, считавшийся законным преемником Мухаммеда. Арабский халифат с центром в Медине просуществовал только до 661 года. Затем власть перешла к Омейядам (661—750), которые перенесли столицу халифата в Дамаск, а с 750 года — к Аббасидам, переместившим ее в Багдад.

**Древнейшее упоминание о кольчуге встречается даже в Коране, где говорится о том, что Бог руками Дауда размягчил железо и при этом сказал: «Сделай совершенный панцирь из него и соедини его основательно кольцами». Арабы так и называли кольчугу – латы Дауда.

via

Это интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *