Загадки истории. Хетты

 

xettyГосударство хеттов — народа, когда-то пришедшего в Малую Азию, возникло в XVIII-XVI веках до нашей эры. Оно очень быстро набирало силу. Пришельцы победили Вавилон, разгромили государство Митаннию, они заставили побаиваться себя даже Египет — эту первейшую державу Древнего мира. Хетты упомянуты в Библии, но странным образом потом исчезают из летописи Древнего мира. Уже греческие античные историки ни словом не обмолвились об этом народе. Только в начале ХХ века нашей эры — 38 веков спустя — археологи нашли в Турции материальные следы этой державы. Хетты построили на Анатолийском плоскогорье, как говорят клинописные записи, 1600 городов. За прошедший век найдено меньше десятка их развалин. И полной истории этого сгинувшего царства пока нет, есть только ее фрагменты.

Высокий холм — засыпанная песком часть города Хаттусас — столицы древней империи хеттов.

ЛЕТОПИСЬ, СОБИРАЕМАЯ ПО СЛОГАМ

В 1906 году немецкий востоковед Хуго Винклер почти в центре малоазиатского полуострова наткнулся на грандиозные фундаменты некогда величественных построек. Как потом выяснилось, это были развалины столицы хеттов — Хаттусас. Винклер, несмотря на свои знания Древнего Востока, оказался в тупике: он читал клинопись, но не мог понять смысла написанного. Примерно в таком положении оказался бы европеец, развернув турецкую газету, набранную латинским шрифтом: буквы известны, а слова — нет!

Помогла позже дипломатическая переписка древних народов — ее тексты были написаны как на вновь открытом, неведомом, так и на языке, уже известном. Особенно помог мирный договор, заключенный в 1260 году до нашей эры между Египтом и хеттами. Он написан на вавилонском языке, уже освоенном учеными, а в Египте увековечен иероглифами. Но загадка оставалась: кто такие хетты, царь которых, Хаттусили III, подписал с Рамзесом II этот договор, откуда они пришли. Сильные царства древности все на счету, а тут вдруг речь идет о державе, почти ровне Египту (так можно судить по договору), а ее в истории вроде бы и нет.

Чешский исследователь Грозный, занявшийся изучением клинописных знаков хеттов, обнаружил, что язык этого народа относится к группе индоевропейских и его следы еще можно нащупать в современной речи. Например, немецкий глагол «есть» звучит «эссен». У хеттов этот же глагол произносился как «эццен». Еще нагляднее эволюция слова «вода»: у англичан это — «вотер», у немцев — «вассер», у хеттов — «вадар»…

Но откуда на Анатолийском полуострове появились хетты? Где их прародина? Изучая по клинописям язык и фольклор хеттов, исследователи обнаружили, что общая, главная молитва народа начиналась словами:

«О небесный солнце-бог, пастырь всех людей!
Ты возносишься из моря, небесное Солнце!»

В столице хеттов эти восклицания никак не отвечали местному пейзажу — город был плотно окольцован гористым горизонтом. А канонический текст гимна заставлял молящихся петь о морских восходах светила, которые видели их далекие предки. И родилось предположение, что до Анатолии хетты жили на берегах либо Каспийского, либо Черного моря. Затем это индоевропейское племя прошло, по-видимому, через Кавказ (а может быть, через Дарданеллы) на высокогорное плато Центральной Анатолии, где, потеснив немногочисленных аборигенов, называвшихся хеттами, оно и осело, приняв имя этого народа. Клинопись (правда, с изменениями) хетты переняли, по всей вероятности, у ассирийцев, купцы которых держали здесь свои фактории.

Вначале хетты представляли собой ничем не примечательное объединение племен. Первое заметное в их истории событие произошло под водительством царя Хаттусили I (1650-1620 годы до н. э.) — он создал так называемое Древнехеттское государство. Со временем государство заметно окрепло, при царе Мурсили I (1620-1590 годы до н. э.) хетты захватили и разграбили сильный Вавилон, но ушли из этого города. Позже Мурсили I был убит в результате дворцового заговора, раздоры внутри династии на десятки лет приостановили развитие страны.

Хетты чуть ли не первыми овладели еще в эпоху бронзы секретом производства железа. Изделия из него ценились выше золота. Тогдашние цари и вожди всеми способами старались заполучить из Анатолии железный кинжал. Их ковали вначале из метеоритов — падающих с неба кусков металла, позже хетты научились добывать и плавить руду. Производство клинков, перед которыми не мог устоять ни один бронзовый, сразу же снискало этому народу известность у соседей и обогатило государство.

Хетты выделялись среди своих современников и в духовном отношении. Они поклонялись не только своим богам (главный их бог — «бог-громовик» — «бог погоды»), но и богам соседних народов и партнеров по торговле. У побежденного Вавилона они заимствовали бога Ваала, из Египта привлекли в свой пантеон бога плодородия. Такой политеизм имел, с точки зрения хеттов, одно неоспоримое преимущество: не услышал их молитвы один бог, услышит другой, третий…

Раскопки в восьмидесятых годах XX века показали, что весь этот сомн богов воплощен в камне, правда, изображали богов не каждого отдельно, а обычно шеренгами.

Одно из любопытнейших пристанищ хеттских богов археологи открыли совсем недавно, в 1993 году. Оно не похоже на те, что устраивали для своих святынь другие народы. В этом храме хеттов все подчинено плану, в котором пространственная геометрия играла, видимо, ведущую роль. Подобных культовых сооружений в ту эпоху не знали соседи хеттов.

История его открытия такова. Ученые искали в безлюдной степи какую-нибудь примету, говорящую о жизни людей древности. Судьба подбросила им осколок глиняной дощечки с клиновидной надписью. Текст был привычный — о жертвах, принесенных какому-то богу. Но клинопись — верный признак того, что и другие следы человеческой деятельности здесь можно обнаружить. И действительно, раскопки, вернее геомагнитные исследования местности, выявили закрытые грунтом фундаменты плотной, геометрически продуманной городской застройки. Это был город Сарисса, заложенный в XVI веке до н. э. юго-восточнее столицы Хаттусас на чистом месте. Здесь же был открыт храм, о котором шла речь. В плане его размер: 50ґ36 метров, что равняется четверти площади современного футбольного поля.

ПЕРВЫЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР

Наиболее яркое событие, случившееся в начале XIII века до н. э. в истории Хеттского государства, — война с Египтом. Обе державы давно враждовали, стремясь установить свою власть над Сирией, страной, где скрещивались важнейшие торговые пути, соединяющие Междуречье, Малую Азию, Египет и Аравию. Контролировать мелкие сирийские княжества и брать с них дань — в равной степени соблазняло как Египет, так и Хеттское царство.

Но хетты имели преимущество, они соседствовали с Сирией, а египтянам надо было преодолеть чуть ли не тысячу километров, чтобы оказаться у границ вожделенной земли. Однако фараон Тутмос III (время правления: 1525-1473 годы до н. э.) все же сумел завоевать многие земли в Передней Азии, в частности Сирию и Палестину, превратив их в провинции Египта.

Когда на хеттском троне появился энергичный царь Суппилулиума I (1380- 1340 годы до н. э.), счастье повернуло в сторону молодого царства. Оно изгнало из Сирии египтян, более ста лет владевших этим богатым краем.

Прошли годы. Однажды тайный гонец доставил царю хеттов Муваталле письмо хеттского агента, действовавшего в Египте. В донесении говорилось: юный фараон Рамзес II (он начал царствовать в 1292 году до н. э.) готовит свое войско к походу на хеттов. Это сообщение было неожиданностью: Рамзес всего пять лет на троне. Способен ли он собрать сильную армию?

На царском совете Муваталла изложил свой план: заманить войско Рамзеса в ловушку и разбить египтян. Мобилизуя страну, Муваталла приказал всем провинциям и союзникам собрать войска и двинуть их к месту сбора, к городу Кадеш на реке Оронт. С военной точки зрения Кадеш был удобен: расположенный на холме, он господствовал над речной долиной. Можно было издали незамеченным наблюдать за движением противника. А потом здесь скрещивались торговые и стратегические дороги, отсюда пути шли в северную Сирию и на берега Средиземного моря.

В апреле 1288 года до н. э. войско Рамзеса II отправилось в поход. Египтяне шли на Кадеш. Штаб Рамзеса, как и он сам, был в первом отряде, названном в честь бога — Амоном. За ним с отставанием двигались еще три отряда. Приблизившись к Кадешу, Рамзес дал войску отдохнуть: предстояла тяжелая переправа через реку Оронт. (До нас дошло несколько подробных описаний этой битвы, рисунков и даже поэма, сложенная египтянином Пентаура.)

На следующий день у переправы были пойманы два всадника — хетта. Они сказались дезертирами из армии Муваталлы и сообщили, что царь хеттов уклонился от встречи с египтянином у Кадеша и повел свое войско на север. Рамзес, предвкушая легкую победу и не дожидаясь подхода шедших позади отрядов, начал переправлять отряд Амона через реку. Он торопился. Еще не все солдаты преодолели реку, как фараон вместе со своими дворцовыми воинами занял позицию у северо-западных крепостных стен Кадеша.

Хитроумный план Муваталлы сработал: Рамзес поверил агентам царя, сыгравшим роль дезертиров. На самом деле войска хеттов стояли по ту сторону крепости. При любом перемещении египтян царь все время передвигал свои отряды (как и теперь играют дети, прячась за толстое дерево). Рамзес II раскинул лагерь у стен Кадеша. В центре поставили шатер фараона, из колесниц, доставивших провиант, соорудили круговой барьер. Один из часовых египтян заметил двух лазутчиков. Под пытками они признались, что хеттская армия рядом, по другую сторону крепости.

В это время хеттские колесницы перешли незаметно реку вброд и устремились на второй отряд Рамзеса, еще не полностью переправившийся через реку. Колесницы прорвали центр отряда, двигавшегося в походном порядке. Часть египтян добежали до фараоновой ставки, но за ними мчались колесницы хеттов. Правда, дворцовая стража отразила этот натиск, но следом на лагерь фараона ринулась волна из 2500 хеттских колесниц, они окружили лагерь фараона кольцом. Отряд Амона, оказавшийся без командиров (они совещались у Рамзеса), растерялся. Возникла паника, ее усилили прибежавшие солдаты из разбитого отряда, а два боеспособных отряда были еще далеко.

 

У египтян исчезли почти все шансы на спасение. Но одаренный воинским талантом и мужеством Рамзес II решил пробиваться сквозь кольцо хеттских колесниц и, сумев найти слабое место в кольце окружения, оттеснил хеттов в реку. Храбрость и решительность Рамзеса прибавили к его титулу слово «Великий», хотя многие относят этот эпитет к бурной строительной деятельности фараона в последующие годы.

Царь Муваталла и его восьмитысячная пехота стояли на другом берегу реки. Он видел, как гибнут его воины, но надежда на успех не покидала царя. И действительно, хеттские колесницы пробились к центру египетского лагеря, и победа, казалось, была близка. И тут случилось непредвиденное: хеттские воины, пораженные роскошью и богатством шатра Рамзеса и палаток свиты, не удержались от грабежа — воинский дух сменился духом мародерства. В это время со стороны моря пришел небольшой египет-ский отряд. Грабителей хеттов ждала жестокая расправа. Подошедший отряд египтян вместе с уцелевшими остатками второго отряда дал возможность Рамзесу несколько раз атаковать войска Муваталлы. К вечеру прибыл третий египетский отряд — хетты вынуждены были укрыться в городе. Рамзес так и не взял Кадеш, но и хеттам не удалось прогнать его войска.

Ход египетско-хеттского сражения у города Кадеша дан в египетской трактовке: Рамзес II повелел выбить на стенах одного из храмов в Абу-Симбеле рельефы, рассказывающие о столкновении двух великих держав. Его художники не жалели темных красок, расписывая действия хеттов. Но сторонние наблюдатели этих боев свидетельствуют, что египтянам порой было очень трудно: к началу войны хетты усовершенство вали свои боевые колесницы, и эти ударные войска одерживали верх над египетскими.

Война затянулась. Пятнадцать лет шли бои на равнинах Сирии и Палестины. Когда умер царь Муваталла, его сменил, по всей видимости, брат — Хаттусили III. В эту пору Хеттское государство находилось в тяжелом положении: с севера напали горские племена, с востока завязала войну Ассирия.

И вот произошло знаменательное в человеческой летописи событие: в 1272 году до н. э. Хаттусили III направил в Египет серебряную пластину, на которой были выгравированы 18 параграфов мирного договора. Первый в истории дипломатический документ такого рода. Там значилось, что цари клянутся друг другу в верности, обещают помогать в войнах против других государств, выдавать перебежчиков и никогда не воевать между собой. Этому событию и нынешние дипломаты придают эпохальное значение: договор между хеттами и египтянами заложил международные отношения такими, как понимаем мы их сейчас.

Дипломатия и в те времена, и позже подкрепляла свои договоры брачными союзами. Рамзес II Великий взял в жены сразу двух царевен, дочерей Хаттусили III. Египетский рисунок изображает Хаттусили III, приехавшего в Египет на свадебное торжество.

ПОРЯДКИ ВНУТРИ ЦАРСТВА

До 1978 года немецкие археологи исследовали в развалинах столицы Хаттусас окрестности главного храма и нашли остатки царского дворца. Фундаменты помогли восстановить общий план постройки — не отдельные комнаты или залы, а соединенные вместе, как анфилада. Поражают размеры помещений, в Европе не нашлось бы замка со столь внушительными аппартаментами.

В остатках царского дворца древней хеттской столицы найдена богатейшая библиотека — десятки тысяч глиняных табличек. Многие написаны на вавилонском языке, но большинство — на хеттском. Среди них много дарственных записей. Например, царь Арнувандаша II отдает своим приближенным в собственность земли и в рабство пленных, захваченных в походах. Найдена табличка с описанием походов хеттского царя Суппилулиума, из нее видно: царь был умелый полководец, но действовал с побежденными в духе своего времени. Вот одна из записей деяний этого царя:

«Акия, царя Арахати и их воинов во всей совокупности, вместе с их имуществом, я взял в плен и в страну хеттов увел. Город Катана, вместе с его добром и имуществом, в страну Хатти я увел. Когда я в страну Нухашши пошел походом, я завладел всем ее имуществом. Царь был убит, его мать, его братьев, его сыновей я пленил и увел в страну хеттов. Царя Кадеша, вместе с его сыном и его воинами, его братьями, вместе с его имуществом я пленил и в страну хеттов я увел…»

В течение одного года царь Суппилулиума разгромил царство Митанни, сверг его царя и совершил много других разбойных побегов. Он был самым удачливым завоевателем из всех хеттских царей, и когда Египет потерял былую силу, Суппилулиума, превративший свою страну в мощную державу, захватил все завоеванные Египтом земли в Сирии. По такому же образцу правил и сын Суппилулиума Мурсили II. Так хетты прославились своей агрессивной, грабительской политикой.

Любопытно государственное устройство хеттов. Несмотря на могущество царя, все важнейшие решения принимались лишь после утверждения их царским советом. Даже начало войны было в руках совета. Таков главный государственный документ царства хеттов — эту «конституцию» составил царь Телепина в XVI веке до н. э. На совет собирались родственники царя, придворные, высшие чиновники, военачальники и старшие телохранители. Царь не имел права казнить члена совета, даже не подчинившегося его воле. За самые же тяжкие преступления судил не царь, а совет. Каждое утро собирался он, чтобы решать насущные дела государства.

Таблички из библиотеки рассказывают и о других законах хеттов. Сословие воинов, обогащавших страну награбленным в походах и приводивших тысячи пленных рабов, пользовалось правовой снисходительно стью. Но тем не менее за убийство даже чужого раба воин отдавал четырех своих. Хозяйство страны держалось на труде рабов, и к ним закон относился со всей суровостью. За неповиновение, колдовство против хозяина, бегство рабу грозила смерть.

Хеттское царство отличал очень высокий уровень централизации власти. Самые незначительные перемены в жизни какой-либо провинции обязаны были получить одобрение столицы. Клинописные таблички рассказывают сегодняшним ученым о том, что на окраинах империи всегда кипели сепаратистские страсти. Поэтому каждый новый царь должен был как бы заново строить царство: в одних случаях — силой, в других — подачками: землей, рабами, должностями. Коррупция процветала. Многочисленные сыновья царя после его смерти всеми способами старались захватить трон, хотя закон предписывал сажать на царство перворожденного сына. Активную роль в дворцовых распрях играли женщины — жены, матери царей.

Междоусобицы, длившиеся столетиями, в конце концов ослабили государство, и, когда в 1200 году до н. э. на царство хеттов напали орды так называемых «народов моря», империя развалилась, как старый пень.

АЗАТИВАТАС — ПОСЛЕДНИЙ ИЗ ХЕТТОВ

Это было в пятидесятых годах минувшего века. Пробираясь на лошадях через заросли турецкого плоскогорья, археологи неожиданно наткнулись на каменное изваяние то ли льва, то ли леопарда. Тело зверя было сплошь опутано плющом, открытой оставалась только морда. Возраст скульптуры совпадал с периодом, когда здесь властвовали хетты. Освобожденное от плюща тело огромной кошки оказалось сплошь покрытым рисунками и надписями: попадались буквы из семитского алфавита, знакомые участникам экспедиции, но тут же были иероглифы, которые в пятидесятых годах еще не умели читать.

Огромное число табличек с клинописью, обнаруженных в столице страны Хаттусасе, их сортировка и кропотливое изучение со временем позволили установить, что в ежедневных записях, относящихся к будничным делам, писцы хеттов пользовались ассирийско-вавилонской клинописью, известной европейским археологам. А вот торжественные акты хетты записывали рисуночным способом, вероятно, шрифтом, который предшествовал принятию ассирийско-вавилонской клинописи для повседневных записей.

И еще об одной из крупных находок. В районе так называемой Черной горы экспедиция откопала ворота крепостного бастиона. В северной его части обнаружили пару сфинксов, установленных словно для приветствия входящего. За ними стояли фигуры двух львов. Стены бастиона украшали многочисленные рельефные изображения различных животных — настоящий зоосад. И опять надписи, сделанные разными письменами на стенах и на рельефах животных.

На внутренней площади укрепления (его размеры: 195×375 метров) когда-то возвышалась гигантская фигура всесильного «бога-громовика». Теперь она лежала на площади толстым каменным бревном. Царя, устроителя крепости, как выяснили ученые из многочисленных текстов, звали Азативатас. Это по его повелению была высечена из камня фигура бога и сделана надпись на финикийском языке: «Я есть Азативатас… Я построил эту крепость и дал ей название Азативатайя. И поставил в ней бога погоды».

Надписи строителя пограничной крепости чрезвычайно помогли археологам. Они датировали время постройки: записи сделаны на старофиникийском языке, о котором известно, что он был в употреблении только в VIII веке до н. э.

«До того, как мы нашли эту запись, — рассказывает один из участников экспедиции, — считалось, что империя хеттов была стерта с лица земли где-то в 1200 году до нашей эры. Как видно, в провинции империя еще на века сохранила свою культуру, и она здесь, на Черной горе, не выглядит провинциаль ной».

Через 400 лет после гибели империи царь хеттов Азативатас в надписи на стене описывал свою страну, протянувшуюся «от восхода до захода Солнца». Установить истинные размеры владений Азативатаса ученые не имели возможности, не найдена пока и его столица Пари, о которой сообщает надпись. Поскольку царь, по его словам, был мудр и миролюбив, он жил в согласии со своими соседями. Но многого о тех временах археологам узнать не удалось: хеттские письмена большей частью осыпались.

Археологи решили сохранить крепость Азативатаса как музей. Но что делать с кучками обломков надписей, валяющихся во дворе крепости? Немыслимый труд — восстановить знаки, ориентируясь на сходстве изломов обломков. Выручил опять-таки сам Азативатас: как выяснилось, он повторил свои характеристики, написанные по-финикийски, хеттско-лувийским способом записи (лувийцы — народ, соседствовавший с хеттами), который когда-то был в ходу в Хаттусасе. К расшифровке приспособили компьютер. Дело пойдет быстрее.

Но уже свершилось самое главное: найдены важные опорные точки исчезнувшего государства, поняты письмена хеттов, есть представление об их искусстве и культуре. Очень важно, что раздвинут исторический период, в котором действовал теперь уже не совсем таинственный народ, — для историка это равнозначно расширению площади, где можно вести уверенный поиск. Впереди больше 1500 еще не найденных городов!

Г. АЛЕКСАНДРОВСКИЙ.

Наука и Жизнь № 1 2001

Это интересно

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *