Златокипящая Мангазея

 

мангазеяВ 1601 году по приказу царя Бориса Годунова в низовьях реки Таз, вблизи енисейских волоков, был заложен город Мангазея. На местном, зырянском наречии слово означало «земля вблизи моря». Город строился недалеко от берегов Обской губы — залива Карского моря.

Неприютны эти берега: покрытые травой кочки, кустарник, низкорослые деревья. Вокруг ни души. Только всплески волн, ударяющихся о высокий правый берег реки. Ничто не нарушало сна здешней земли до той поры, как пришли царёвы люди и стали рубить деревья, да возводить крепостные стены будущего торгового посада.
В «Расписном списке» за 1626 год сказано: «над Тазом рекою… стоял красивый рублёный пяти-башенный кремль — детинец…».


Мангазея стала конечной точкой следования купеческих торговых караванов из Европы в Сибирь. Она завершала мангазейский морской ход — старинную арктическую трассу, связывавшую русское Поморье (Белое море) с великим Енисеем. В город устремились крестьяне со всей Руси, искавшие вольницы и желавшие разбогатеть на соболином промысле.

Жизнь закипела в Мангазее очень быстро. Торговый люд не переводился ни зимой, ни летом. Денег и товаров развелось так много, что хватило и церкви отстроить, и гостиный двор, да и собственные дворы обустроили весьма добротно.

О богатстве Мангазеи ходили всякие слухи и прозвали её неслучайно «златокипящеи». Городские воротилы передрались, как водится, из-за денег. В 1630 году в результате артиллерийской дуэли между приверженцами двух крупно поссорившихся мангазейских воевод — Григория Кокорева и Андрея Палицына знаменитый гостиный двор был разрушен.

В 1619 году очередным царским указом Мангазейский морской ход под страхом сурового наказания был запрещён — с тем, чтобы, с одной стороны, преградить доступ иностранным торговым компаниям на богатый пушниной рынок — ежегодно до ста тысяч шкурок серебристого соболя добывали в енисейской тайге и везли на продажу в Мангазею! С другой стороны желали бояре прекратить бесконтрольные поездки туда крестьян Поморья. В 1642 году город сильно погорел, а в 1672, очередным приказом нового царя Алексея Михайловича, совершенно оставлен. Уездный центр, каковым он являлся, переместился на берега реки Енисей, в Туруханское зимовье — в Новую Мангазею.

 

Прошли века — более 300 лет — и в места, где прославилась некогда «златокипящая» Мангазея отправилась научная экспедиция института Арктики и Антарктики во главе с доктором исторических наук Михаилом Ивановичем Беловым. Исследователи быстро нашли следы городского поселения за Полярным кругом. Раскопки показали, что Мангазея была типичным средневековым русским городом с кремлём и посадом, с ремесленными мастерскими и торговыми рядами. Хорошо сохранились три кремлёвские башни — Спасская, Успенская и Ратиловская; две другие были смыты ранее оползнем.
Крепостные стены возводили в 1604 году воеводы московские князь Мосальский и боярин Пушкин. На площади 800 квадратных метров был раскопан бывший воеводский двор. В центральной части посада обнаружены остатки зданий — литейных мастерских, а в них среди шлака — части тиглей и плавильных печей. В жилище ювелира нашли необработанные драгоценные камни — агаты, сердолики, зерна изумруда, серебряные и медные перстни, кольца и нательные крестики. Была раскопана мастерская сапожника с кучей кожаных обрезков и специальным сапожным ножом.

На берегу реки Таз нашлись и остатки гостиного двора и тут же лежали великолепные костяные и деревянные шахматы, ларчики, нарты, лыжи, ножи и топоры, свёрла, фаянсовая и стеклянная посуда, кожаная обувь, одежда и многое другое. Среди находок — замечательный гребень, вырезанный из кости мамонта, несколько сотен монет времён Ивана III, Ивана Грозного, Бориса Годунова, медные монеты царя Алексея Михайловича — те самые, чей выпуск вызвал знаменитый «медный бунт» в Москве.

Исследователи определили не только границы кремля и контуры посада, но также следы трёх культовых построек, в первую очередь, соборной церкви Св. Троицы, Успенской церкви, стоявшей за крепостной стеной и часовни св. Василия Мангазейского — юноши, злодейски убитого местными язычниками. История гласит, что после пожара в 1642 году гроб с Василием «вышел» из земли, после чего произошли чудеса исцеления среди тех, кто касался мощей юноши. Позже гроб Василия был увезён в Новую Мангазею.

Всего несколько десятилетий просуществовал на тюменском севере знаменитый торговый посад. Приходили к нему «с Руси многие торговые люди — пермячи и вятчане, и вымячи и пустозёрцы, и усольцы, и важане, и каргопольцы и двивяне, и вологжане — и всех московских городов торговые люди…». Ходили по улицам, вымощенным, положенными на ребро килями древних судов — кочей. Им довелось увидеть Мангазею во всём блеске, слушать перезвоны колоколов деревянных церквей, жить в домах с двойными стенами для защиты от северных ветров…

Ныне только воображение позволяет восстановить облик некогда шумного заполярного «града Китежа». Мелькнула Мангазея на страницах истории и канула в небытиё. Треть старинного городища уже отняла река, но то, что сумела спасти и сохранить для потомков экспедиция М.И. Белова является бесценным достоянием России.

Журнал: Журнал НЛО, №26(812) — декабрь 2014 года
Автор: Ирина Стрекалова

Это интересно

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *