Оружие: нестареющая «лимонка»

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»Если подойти к вопросу формально, то срок службы этого, без сомнения, выдающегося представителя классического типа ручных гранат, составит не сто, а восемьдесят девять лет. В 1928 году на вооружение РККА была принята ручная противопехотная оборонительная граната Ф-1 – «лимонка». Но не будем торопить события.
Немного истории
Прообраз ручной гранаты известен с IX века. Это были глиняные сосуды разнообразной формы, заполненные известными в то время энергонасыщенными материалами (известь, смола, «греческий огонь»). Понятно, что до появления первых бризантных взрывчатых веществ говорить о серьезном поражающем эффекте этих древних изделий не приходится. Первые упоминания о взрывных метательных ручных снарядах относятся к X-XI веку. Материалом для них служила медь, бронза, железо, стекло. Предположительно из Китая или Индии их завезли арабские купцы.


Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»
Примером такого устройства может служить банн – разработанная в Китае в первом тысячелетии н.э. зажигательная граната с корпусом из куска полого стебля бамбука. Внутри размещали заряд из смолы и дымного пороха. Сверху банн затыкали пучком пакли и использовали как усиленный факел, иногда применяли примитивный фитиль, содержащий селитру. Арабский «бортаб» представлял собой стеклянный шар со смесью серы, селитры и древесного угля, снабженный фитилем и цепочкой. крепившийся к древку. Во всяком случае, так его описывает манускрипт Неджим-Эдлина-Чассана Альрама «Руководство к искусству сражаться верхом и о различных военных машинах». Такие гранаты обеспечивали не столько поражающее, сколько психологическое и деморализующее воздействие на наступающего врага.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»
Более ста почти неповрежденных ручных гранат из дутого стекла, в некоторых из которых сохранились и фитили. Археологический музей Митилини, Лесбос.

Эпоха классических осколочных гранат началась в 1405 году, когда немецкий изобретатель Конрад Кайзер фон Айхштадт предложил использовать в качестве материала корпуса хрупкий чугун, благодаря чему количество образующихся при взрыве осколков значительно увеличивается. Ему же принадлежит идея создания полости в центре порохового заряда, которая заметно ускоряла сгорание смеси и увеличивала вероятность разлета кусков корпуса гранаты на небольшие осколочные поражающие элементы. Слабое бризантное действие черного пороха требовало увеличения размеров гранаты, в то время как физические возможности человека такое увеличение ограничивали. Чугунный шар весом от одного до четырех килограмм метать могли только очень подготовленные бойцы. Более легкие снаряды, использовавшиеся кавалеристами и абордажными командами, имели гораздо меньшую эффективность.

Гранаты применялись преимущественно при штурмах и оборонах крепостей, в абордажных боях, и в период войны святой Лиги (1511-1514 гг.) зарекомендовали себя очень неплохо. Но был и существенный недостаток – запал. Тлеющий запал в виде деревянной трубки с пороховой мякотью достаточно часто гас при ударе о землю, не давал точного представления о времени до взрыва, детонируя слишком рано, еще до броска, или слишком поздно, позволял противнику разбежаться или даже вернуть гранату обратно. В XVI веке появляется и привычный нам термин «граната». Его впервые употребил в одной из своих книг известный оружейный мастер из Зальцбурга Себастьян Геле, сравнивая новое оружие с субтропическим фруктом, который, падая на землю, разбрасывает свои семена.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

В середине XVII века гранаты оснащаются прообразом инерционного запала. Во времена гражданской войны в Англии (1642-1652 гг.) солдаты Кромвеля начали к фитилю внутри снаряда привязывать пулю, которая при ударе о землю продолжала движение по инерции и втягивала фитиль внутрь. Они же предложили и примитивный стабилизатор, чтобы обеспечить полет гранаты фитилем назад.

К XVII веку относится и начало интенсивного применения гранат в полевых сражениях. В 1667 году в английских войсках были выделены солдаты (4 человека на роту) специально для метания снарядов. Эти бойцы получили название «гренадеры». Ими могли стать только солдаты с отличной физической формой и подготовкой. Ведь чем выше солдат и чем сильнее, тем дальше он сможет метнуть гранату. Следуя примеру англичан, этот род оружия был введен в армиях практически всех государств. Однако развитие линейной тактики постепенно сводило на нет преимущество применения гранат, и к середине XVIII века они были сняты с оснащения полевых частей, гренадеры стали лишь элитными отрядами пехотинцев. Гранаты оставались только на вооружении гарнизонных войск.

Война империй

XX век ручная граната встретила как мало используемое, старое и забытое оружие. По сути, это были те же снаряжаемые черным порохом боеприпасы, которые использовали гренадеры XVII века. Единственное усовершенствование, внесенное в конструкцию гранат за почти 300 лет – появление терочного запала.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Французская шарообразная граната образца 1882 года, использовавшаяся во время Первой мировой войны. Корпус гранаты — простой, шарообразной формы (диаметр шара составлял 81 мм), изготовленный литьем из чугуна, с отверстием под запал. Запал гранаты мог быть как ударным, так и простым фитильным, поджигаемым спичкой. Но наиболее типичен для шарообразной гранаты был «браслетный» (терочный) запал.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Английская «шаровая» граната №15 образца 1915 года. Чугунный корпус диаметром 3 дюйма, с внутренними насечками для фрагментации заполнялся черным порохом или аммоналом. Запал гранаты №15 представлял собой типичный терочный запал, который разработал конструктор Брок. Запал был очень чувствителен к сырости и часто отказывал, поэтому часто заменялся куском бикфордова шнура.

В России в 1896 году Артиллерийский комитет приказал вообще изъять ручные гранаты из употребления «…ввиду появления более совершенных средств поражения неприятеля, усиления обороны крепостей во рвах и небезопасности ручных гранат для самих обороняющихся…».

А через восемь лет началась русско-японская война. Это было первое сражение в истории войн, в котором встретились массовые армии, оснащенные скорострельной артиллерией, магазинными винтовками и пулеметами. Наличие нового оружия и особенно увеличение дальнобойности огневых средств повысили возможности войск и обусловили необходимость применения новых способов действий на поле боя. Полевые укрытия надежно скрывали противников друг от друга, делая огнестрельное оружие практически бесполезными. Это вынудило обе стороны конфликта вспомнить позабытый вид вооружения пехоты. А учитывая отсутствие гранат на вооружении, начались импровизации.

Впервые применение японцами гранат в русско-японской войне зафиксировано 12 мая 1904 года у Цинчжоу. Японские гранаты представляли собой обрезки гильз, бамбуковые трубки, заполненные зарядом ВВ, стандартные заряды ВВ, обмотанные в ткань, в запальные гнёзда которых вставлялись зажигательные трубки.

Вслед за японцами гранаты стали использовать и русские войска. Первое упоминание об их использовании относится к августу 1904 года.

Производством гранат в осаждённом городе занимались штабс-капитан минной роты Мелик-Парсаданов и поручик Квантунской крепостной сапёрной роты Дебигорий-Мокриевич. В морском ведомстве эта работа была поручена капитану 2 ранга Герасимову и лейтенанту Подгурскому. При обороне Порт-Артура было произведено и израсходовано 67 000 ручных гранат.

Русские гранаты представляли собой обрезки свинцовых труб, гильзы, в которые вкладывались 2-3 пироксилиновые шашки. Торцы корпуса закрывались деревянными крышками с отверстием под запальную трубку. Такие гранаты снабжались зажигательной трубкой рассчитанной на 5-6 секунд горения. Из-за высокой гигроскопичности пироксилина снаряженные им гранаты необходимо было использовать в течение определённого времени после изготовления. Если сухой пироксилин, содержащий 1-3 % влаги, взрывался от капсюля, содержащего 2 г гремучей ртути, то пироксилин, содержащий 5-8 % влаги, требовал уже дополнительного детонатора из сухого пироксилина.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Гранаты, производившиеся в Порт-Артуре из подручных материалов.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

На иллюстрации показана граната, снабжённая тёрочным воспламенителем. Она изготовлялась из гильзы 37-мм или 47-мм артиллерийского снаряда. К корпусу гранаты припаяна гильза от винтовочного патрона, в которой размещался тёрочный воспламенитель. В дульце патронной гильзы вставлялся огнепроводный шнур и обжимом дульца там закреплялся. Шнурок тёрки выходил через отверстие в донце гильзы. Само терочное устройство представляло собой два расщеплённых гусиных пера, входящих разрезами одно в другое. Соприкасающиеся поверхности перьев покрывалась воспламенительным составом. Для удобства вытягивания к шнурку привязывалось кольцо или палочка.

Для воспламенения огнепроводного шнура такой гранаты нужно было дернуть за кольцо тёрочного воспламенителя. Трение между гусиными перьями при взаимном перемещении вызывало воспламенение тёрочного состава, и луч огня поджигал огнепроводный шнур.

В 1904 году впервые в русской армии вошла в употребление граната ударного действия. Создателем гранаты стал штабс-капитан Восточно-Сибирской минной роты Лишин.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Граната штабс-капитана Лишина раннего образца.

Уроки войны

Разведки всего мира интересовались развитием событий и ходом боевых действий в Маньчжурии. Больше всего наблюдателей на Дальний Восток прислала Британия — ее мучил трагический опыт войны с бурами. Российская армия приняла троих британских наблюдателей, с японской стороны за боевыми действиями наблюдали 13 британских офицеров. Вместе с британцами за развитием событий наблюдали военные атташе из Германии, Франции, Швеции и других стран. Даже Аргентина прислала в Порт-Артур капитана второго ранга Хосе Монета.

Анализ боевых действий показал, что в техническое оснащение, организацию боевой подготовки войск и их комплектацию необходимо вносить существенные изменения. Война потребовала массового производства всех видов вооружения и снаряжения. Неизмеримо возросла роль тыла. Бесперебойное питание войск боеприпасами и продовольствием стало играть решающую роль в достижении успеха на поле боя.

С появлением более совершенного оружия зародились позиционные формы борьбы в полевых условиях. Пулеметы и магазинные винтовки заставили окончательно отказаться от плотных боевых порядков войск, цепи становились более редкими. Пулемет и мощные фортификационные сооружения резко повысили возможность обороны, вынудили наступающих сочетать огонь и движение, тщательнее использовать местность, окапываться, вести разведку, проводить огневую подготовку атаки, широко применять обходы и охваты, вести бой и в ночных условиях, лучше организовывать взаимодействие войск на поле боя. Артиллерия стала практиковать ведение огня с закрытых позиций. Война потребовала увеличения калибра орудий и широкого применения гаубиц.

На немецких наблюдателей русско-японская война произвела намного более сильное впечатление, чем на французов, британцев и военных других стран. Причиной этого была не столько лучшая восприимчивость немцев к новым идеям, сколько тенденция немецкой армии рассматривать боевые действия под несколько иным углом зрения. После подписания в 1904 году англо-французского соглашения (Entente cordiale) кайзер Вильгельм попросил Альфреда фон Шлиффена разработать такой план, который бы позволил Германии вести войну на двух фронтах одновременно, и в декабре 1905 года фон Шлиффен приступил к работе над своим знаменитым планом. Пример использования гранат и траншейных мортир во время осады Порт-Артура показал немцам, что такое оружие может быть эффективно использовано и в немецкой армии, если ей придется столкнуться с аналогичными задачами в ходе вторжения на территорию соседних стран.

Уже к 1913 году военная промышленность Германии приступила к серийному выпуску гранаты Kugelhandgranate 13. Однако сказать, что это был революционный образец, никак нельзя. Сказалась традиционная инерция мышления военных стратегов того времени, которая привела к тому, что гранаты продолжали рассматриваться лишь как средства осадной войны. Гранаты образца 1913 года были малопригодны как пехотное оружие, прежде всего, из-за своей шарообразной формы, делавшей их переноску малоудобной для солдата.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Kugelhandgranate 13 Model Aa

Корпус гранаты представлял собой переработанную, но почти не измененную в целом идею трехсотлетней давности – литой чугунный шар диаметром 80 мм с ребристой насечкой симметричной формы и очком под запал. Заряд гранаты представлял собой смесевое ВВ на основе черного пороха, то есть обладал невысоким фугасным действием, хотя из-за формы и материала корпуса граната давала довольно тяжелые осколки.

Запал гранаты был довольно компактен и неплох для своего времени. Он представлял собой трубочку, выступавшую из корпуса гранаты на 40 мм с терочным и дистанционным составом внутри. На трубочке было укреплено предохранительное кольцо, а сверху имелась проволочная петелька, которая и приводила в действие запал. Время замедления предположительно составляло около 5-6 секунд. Безусловным позитивом было отсутствие у гранаты какого-либо детонатора, так как пороховой ее заряд поджигался форсом пламени от дистанционного состава самого запала. Это повышало безопасность обращения с гранатой и способствовало уменьшению количества несчастных случаев. Кроме того, заряд, обладавший малой бризантностью, дробил корпус на сравнительно крупные осколки, давая меньше «пыли», безвредной для противника, чем гранаты в мелинитовом или тротиловом снаряжении.

В России тоже учли опыт войны. В 1909-1910 годах капитан артиллерии Рдултовский разработал два образца гранат с дистанционным запалом — малой (двухфунтовой) «для охотничьих команд» и большой (трехфунтовой) «для крепостной войны». Малая граната, по описанию Рдултовского, имела деревянную ручку, корпус в виде прямоугольной коробки из цинкового листа, снаряжалась четвертью фунта мелинита. Между призматическим разрывным зарядом и стенками корпуса помещались пластины с крестообразными вырезами, а в углах — готовые треугольные осколки (по 0,4 г весом). На испытаниях осколки «пробивали дюймовую доску в 1-3 сажени от места взрыва», дальность броска достигала 40-50 шагов.

Гранаты считались тогда инженерным средством и относились к ведению Главного инженерного управления (ГИУ). 22 сентября 1911 года Инженерный Комитет ГИУ рассмотрел ручные гранаты нескольких систем – капитана Рдултовского, поручика Тиминского, подполковника Грузевича-Нечая. Характерно было замечание о гранате Тиминского: «Может быть рекомендована на случай, когда придется делать гранаты в войсках», — так тогда относились к этим боеприпасам. Но наибольший интерес вызвал образец Рдултовского, хотя он и требовал заводского изготовления. После доработки гранату Рдултовского приняли на вооружение под обозначением «граната обр. 1912 г.» (РГ-12).

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Граната обр. 1912 г. (РГ-12).

Перед самым началом Первой Мировой войны Рдултовский усовершенствовал конструкцию своей гранаты обр. 1912 г., и на вооружение русской армии поступила граната обр. 1914 г. (РГ-14).

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Граната обр. 1914 г. (РГ-14)

По конструкции ручная граната обр. 1914 г. принципиально не отличалась от гранаты образца 1912 г. Но изменения в конструкции все-таки были.

Граната образца 1912 г. не имела дополнительного детонатора. В гранате образца 1914 г. при снаряжении ее тротилом или мелинитом применяли дополнительный детонатор из прессованного тетрила, однако при снаряжении аммоналом дополнительный детонатор не применялся. Снаряжение гранат разными типами взрывчатых веществ привело к разбросу их весовых характеристик: граната снаряженная тротилом весила 720 гр., мелинитом – 716-717 гр.

Граната хранилась без запала и со спущенным ударником. Перед броском боец должен был поставить гранату на предохранитель и зарядить ее. Первое означало: снять кольцо, оттянуть ударник, утопить рычаг в рукоятке (зацеп рычага захватывал головку ударника), поставить предохранительную чеку поперек окошка курка и вновь надеть кольцо на рукоятку и рычаг. Второе — сдвинуть крышку воронки и вставить запал длинным плечом в воронку, коротким — в желоб и зафиксировать запал крышкой.

Для броска граната зажималась в руке, кольцо сдвигалось вперед, а предохранительная чека сдвигалась большим пальцем свободной руки. При этом рычаг сжимал пружину и отводил зацепом ударник назад. Боевая пружина сжималась между муфтой и курком. При броске рычаг отжимался, боевая пружина толкала ударник, и тот накалывал бойком капсюль-воспламенитель. Огонь по нитям стопина передавался замедлительному составу, а затем — капсюлю-детонатору, подрывавшему разрывной заряд. Вот, пожалуй, и все современные на тот момент образцы ручных гранат, которые имелись в арсеналах военных, когда грянула Великая война.

Первая мировая

28 июля 1914 года началась Первая мировая война, один из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества, в результате которого прекратило существование четыре империи. Когда после чрезвычайно динамичной кампании линии фронтов застыли в позиционной войне и противники сидели в своих глубоких окопах практически на расстоянии броска камнем, история русско-японской войны повторилась снова, но с одним исключением – Германия. Сферическая граната Kugelhandgranate оказалась самой первой, которая производилась серийно в достаточно больших количествах и поставлялась в войска. Остальным пришлось снова импровизировать. Войска стали помогать себе сами и стали выпускать различные самодельные гранаты. С использованием пустых консервных банок, деревянных коробок, картонок, обрезков труб и тому подобного, зачастую с обмоткой проволокой или набивкой гвоздями, производились более или менее эффективные взрывные устройства. Также самыми разнообразными были и заряды, а также детонаторы — простые бикфордовы шнуры, терочные запалы и так далее. Использование подобных эрзацев было зачастую связано с риском и для самих метателей. Оно требовало известной ловкости и хладнокровия, поэтому ограничивалось саперными подразделениями и небольшими, специально обученными пехотными частями.

По отношению к затрачиваемым на производство усилиям эффективность самодельных гранат оставляла желать лучшего. Поэтому с нарастающим темпом стали разрабатываться более эффективные и удобные гранаты, пригодные, кроме этого, к серийному массовому производству.

Рассмотреть все образцы, которые создали конструкторы за время Первой мировой войны в объеме одно статьи не представляется возможным. Только в германской армии в этот период использовалось 23 типа различных ручных гранат. Поэтому остановимся на двух конструкциях, которые в конечном итоге и привели к появлению гранаты Ф-1.
Учтя опыт боевых действий 1914 года, британский конструктор William Mills разработал очень удачный, можно сказать, классический образец гранаты. Граната Миллса была принята на вооружение армии Великобритании в 1915 году под названием «Mills Bomb № 5».

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Mills Bomb № 5

Граната Миллса относится к противопехотным осколочным ручным гранатам дистанционного действия оборонительного типа.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Граната № 5 состоит из корпуса, заряда ВВ, ударно-предохранительного механизма, запала. Корпус гранаты предназначен для размещения заряда ВВ и образования осколков при взрыве. Корпус изготовлен из чугуна, снаружи имеет поперечные и продольные насечки. В нижней части корпуса имеется отверстие, в которое ввинчивается центральная трубка. В центральном канале трубки размещается ударник с боевой пружиной и капсюль-воспламенитель запала. Сам запал представляет собой отрезок огнепроводного шнура, на одном конце которого закреплен капсюль-воспламенитель, а на другом капсюль-детонатор. Он вставляется в боковой канал трубки. Отверстие корпуса закрывается резьбовой пробкой. Для применения гранаты Mills Bomb №5 необходимо отвинтить шайбу на нижней стороне гранаты, вставить в нее капсюль-детонатор и вновь завернуть шайбу на место. Для использования гранаты необходимо взять гранату в правую руку, прижав рычаг к корпусу гранаты; левой рукой свести вместе усики предохранительной чеки (шплинта) и, потянув за кольцо, вытянуть шплинт из отверстия рычага. После этого, размахнувшись, бросить гранату в цель и укрыться.

Англичанам удалось создать поистине выдающееся оружие. Граната Миллса воплотила в себе тактические требования «окопной войны», предъявляемые к этому виду оружия. Небольшая, удобная, эта граната удобно металась из любого положения, несмотря на размер, она давала достаточно много тяжелых осколков, создавая достаточную площадь поражения. Но самым большим достоинством гранаты был ее запал. Заключалось это в простоте его конструкции, компактности (не было выступающих деталей), и в том, что, выдернув кольцо с чекой, боец мог безопасно держать гранату в руке в ожидании наиболее благоприятного момента для броска, так как пока не поднимется рычаг, удерживаемый рукой, воспламенения замедлителя не наступит. Немецкие, австро-венгерские и некоторые французские образцы гранат не имели этой поистине необходимой особенности. Имевшая такую особенность русская граната Рдултовского была очень сложна в применении, ее подготовка к броску требовала более десятка операций.

Французы, которые от немецких гранат в 1914 году страдали не меньше англичан, тоже решили создать гранату со сбалансированными характеристиками. Правильно учтя недостатки немецких гранат, как то, большой в диаметре, неудобный для охвата рукой корпус, как у гранаты образца 1913 года, ненадежный взрыватель и слабое осколочное действие, французы разработали революционную для своего времени конструкцию гранаты, известную как F1.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

F1 с запалом ударного воспламенения

Первоначально F1 выпускалась с запалом ударного воспламенения, но вскоре ее снабдили автоматическим рычажным запалом, конструкция которого с незначительными изменениями по сей день используется во многих запалах армий NATO. Граната представляла собой изготовленный литьем ребристый яйцевидный корпус из сталистого чугуна, с отверстием для запала, который был более удобным для броска, чем круглый или дискообразный корпус немецких гранат. Заряд состоял из 64 граммов взрывчатого вещества (тротил, шнейдерит или менее мощные заменители), а масса гранаты составляла 690 грамм.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Изначально запал представлял собой конструкцию с капсюлем-воспламенителем ударного действия и замедлителем, по выгорании которого срабатывал капсюль-детонатор, вызывавший подрыв гранаты. В действие он приводился посредством удара колпачком запала о твердый предмет (дерево, камень, приклад и т. д.). Колпачок изготавливался из стали или латуни, имел на внутренней стороне боек, разбивавший капсюль, по типу винтовочного, поджигавший замедлитель. Для безопасности запалы гранат F1 снабжались проволочной чекой, не допускавшей касания ударником капсюля. Перед броском этот предохранитель удалялся. Такая простая конструкция была хороша для массового производства, но применение гранаты вне окопа, когда не было возможности найти тот самый твердый предмет, явно затрудняло пользование гранатой. Тем не менее компактность, простота и высокая эффективность обеспечили гранате огромную популярность.

В момент взрыва корпус гранаты разрывается на более чем 200 крупных тяжелых осколков, начальная скорость разлета которых около 730 м/с. При этом на образование убойных осколков идет 38 % массы корпуса, остальное попросту распыляется. Приведенная площадь разлета осколков — 75–82 м2.

Ручная граната F1 была довольно технологичной, не требовала дефицитного сырья, несла умеренный заряд взрывчатого вещества и в то же время обладала большой мощностью и давала большое по тем временам количество убойных осколков. Пытаясь решить задачу правильного дробления корпуса при взрыве, конструкторы использовали глубокую насечку на корпусе. Однако боевой опыт показал, что при современных бризантных ВВ корпус такой формы при взрыве дробится непредсказуемо, причем основное количество осколков имеет малую массу и малоубойны уже в радиусе 20-25 метров, в то время как тяжелые осколки донца, верхней части гранаты и запала имеют высокую энергию за счет своей массы и опасны до 200 м. Поэтому все утверждения насчет того, что насечка имеет своей целью образование осколков по форме выступающих ребер, как минимум, неверна. То же самое следует сказать и насчет явно завышенной дистанции поражения, так как дальность сплошного поражения осколками не превышает 10-15 метров, а эффективная дальность, то есть такая, где хотя бы половина целей будет поражена – 25-30 метров. Цифра 200 метров – это не дальность поражения, а дальность безопасного удаления для своих частей. Потому метать гранату следовало из-за укрытия, что было вполне удобно в случае позиционной войны.
Недостатки F1 с ударным запалом были очень скоро учтены. Несовершенный запал был ахиллесовой пятой всей конструкции, а по сравнению с гранатой Миллса был явно устаревшим. Сама же конструкция гранаты, ее эффективность и производственные особенности не вызывали нарекания, наоборот, были выдающимися.
Тогда же, в 1915 году, в короткий срок французскими конструкторами был изобретен автоматический пружинный запал по типу Миллса, однако, во многом его превосходящий.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

F1 с автоматическим рычажным запалом

Теперь готовую к броску гранату можно было держать в руках неограниченно долго – пока не наступал более благоприятный для броска момент, что особо ценно в скоротечном бою.

Новый автоматический запал был объединен с замедлителем и детонатором. Запал вкручивался в гранату сверху, в то время как у Миллса ударный механизм запала был неотъемным от корпуса, а детонатор вставлялся снизу, что было весьма непрактично – визуально определить, заряжена ли граната, было невозможно. Этой проблемы не было у новой F1 – наличие запала легко определялось и означало готовность гранаты к применению. Остальные параметры, в том числе заряд и скорость горения замедлителя остались прежними, как и у гранаты F1 с запалом ударного воспламенения. В таком виде французская ручная граната F1, как и граната Миллса, стала поистине революционным техническим решением. Ее форма и массогабаритные показатели были настолько удачными, что послужили примером для подражания и воплотились во многих современных моделях гранат.

Во время Первой Мировой войны гранаты F 1 в больших количествах поставлялись в русскую армию. Как и на западе, боевые действия вскоре выявили острую потребность вооружения российской армии ручными гранатами. Занялись этим в Главном Военно-техническом управлении (ГВТУ) — преемнике ГИУ. Несмотря на новые предложения, основными становятся гранаты обр. 1912 и 1914 г. Производство их налаживается в казенных технических артиллерийских заведениях — но, увы, слишком медленно. С начала войны по 1 января 1915 г. в войска направили всего 395 930 гранат, преимущественно обр. 1912 г. С весны 1915 г. гранаты постепенно переходят в ведение Главного Артиллерийского Управления (ГАУ) и включаются в число «основных средств артиллерийского снабжения».

К 1 мая 1915 г. в войска выслано 454 800 гранат обр. 1912 г. и 155 720 — обр. 1914г. Между тем, в июле того же года Начальник ГАУ оценивает только ежемесячную потребность в ручных гранатах в 1 800 000 штук, а Начальник штаба Верховного Главнокомандующего сообщает Управляющему Военным министерством мнение Верховного о необходимости заготовки «револьверов, кинжалов и, особенно, гранат» со ссылкой на опыт французской армии. Портативное оружие и ручные гранаты действительно становятся основным вооружением пехоты в окопной войне (тогда же, кстати, появились и средства защиты от ручных гранат в виде сеток над окопами).

В августе 1915 г. предъявляется требование довести поставки гранат до 3,5 млн. штук в месяц. Диапазон применения гранат растет — 25 августа Главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта просит о снабжении «ручными бомбочками» партизанской сотни для действий в тылу противника. Охтенский и Самарский заводы взрывчатых веществ сдали к этому времени 577 290 гранат обр. 1912 г. и 780 336 гранат обр. 1914 г., т.е. их производство за целый год войны составило всего лишь 2 307 626 штук. Для решения проблемы начинается размещение заказов на гранаты за границей. Среди прочих образцов поставляется в Россию и F1. И вместе с прочими после окончания мировой и Гражданской войны достается в наследство РККА.

От F1 к Ф-1

В 1922 году на вооружении РККА находилось семнадцать типов ручных гранат. Притом ни одной осколочной оборонительной гранаты собственного производства.
Как временная мера на вооружение была принята граната системы Миллса, запасы которой на складах составляли порядка 200 000 штук. В крайнем случае, допускалась выдача войскам французских гранат F1. Французские гранаты поставлялись в Россию со швейцарскими запалами ударного действия. Их картонные корпуса не обеспечивали герметичности и детонационный состав отсыревал, что приводило к массовым отказам гранат, а того хуже и к прострелам, что было чревато взрывом в руках. Но учитывая, что запас этих гранат составлял 1 000 000 штук, было принято решение оснастить их более совершенным запалом. Такой запал был создан Ф. Ковешниковым в 1927 году. Проведенные испытания позволили устранить выявленные недостатки, и в 1928 году граната F1 c новым запалом была принята на вооружение РККА под названием ручная граната марки Ф-1 с запалом системы Ф.В. Ковешникова.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

В 1939 году военный инженер Ф.И. Храмеев завода Наркомата обороны по образцу французской ручной осколочной гранаты F-1 разработал образец отечественной оборонительной гранаты Ф-1, которая вскоре была освоена в массовом производстве. Граната Ф-1, как и французский образец F1, предназначена для поражения живой силы противника в оборонительных действиях. При ее боевом использовании бросающему бойцу необходимо было укрываться в окопе или других защитных сооружениях.

В 1941 году конструкторы Е.М. Вицени и А.А. Бедняков разработали и сдали на вооружение взамен запала Ковешникова новый более безопасный и более простой по конструкции запал к ручной гранате Ф-1. В 1942 году новый запал стал единым для ручных гранат Ф-1 и РГ-42, он получил название УЗРГ — «унифицированный запал к ручным гранатам». Запал гранаты типа УЗРГМ предназначался для взрыва разрывного заряда гранаты. Принцип действия механизма был дистанционный.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Изготовление гранат Ф-1 в годы войны выполнялось на заводе № 254 (с 1942 г.), 230 («Тизприбор»), 53, в мастерских Повенетского судоремонтного завода, механическом заводе и железнодорожном узле в Кандалакше, центрально-ремонтных мастерских Сороклага НКВД, артеле «Примус» (Ленинград), многих других непрофильных других отечественных предприятиях.

В начале Великой Отечественной войны гранаты снаряжались вместо тротила даже черным порохом. Граната с такой начинкой вполне эффективна, хотя и менее надёжна. После Второй мировой войны на гранатах Ф-1 стали применять модернизированные более надежные запалы УЗРГМ и УЗРГМ-2.

В настоящее время граната Ф-1 состоит на вооружении во всех армиях стран бывшего СССР, также она получила широкое распространение в странах Африки и Латинской Америки. Также существуют болгарская, китайская и иранская копии. Копиями Ф-1 можно считать польскую F-1, тайваньскую оборонительную гранату, чилийскую Мк2.

Казалось бы, граната Ф-1, как представитель классического типа ручных гранат с цельнолитым чугунным корпусом фактически естественного дробления и простым, надежным дистанционным запалом, не может соперничать с современными гранатами того же назначения — как по оптимальному осколочному действию, так и по универсальности действия запала. Все эти задачи по-иному решаются на современном техническом, научном и производственном уровнях. Так, в Российской Армии создана граната РГО (ручная граната оборонительная), во многом унифицированная с гранатой РГН (ручная граната наступательная). Унифицированный запал этих гранат имеет более сложное устройство: в его конструкции объединены дистанционный и ударный механизмы. Существенно большую эффективность осколочного действия имеют и корпуса гранат.

Сто лет в строю: нестареющая «лимонка»

Однако граната Ф-1 с вооружения не снята и вероятно еще долго будет в строю. Тому есть простое объяснение: простота, дешевизна и надежность, а также проверенность временем — ценнейшие качества для оружия. И в боевой обстановке этим качествам не всегда есть возможность противопоставить то техническое совершенство, которое требует больших производственных и экономических затрат. В подтверждение этого можно сказать, что упомянутая в статье английская граната Миллса формально до сих пор стоит на вооружении армий стран НАТО, поэтому в 2015 году граната так же отметила свой 100-летний юбилей.

А почему же «лимонка»? Единого мнения насчет происхождения прозвища “лимонка”, которым называют гранату Ф-1, нет. Некоторые связывают это со схожестью гранаты с лимоном, однако существуют мнения, утверждающие, что это искажение от фамилии “Лемона”, который был конструктором английских гранат, что не совсем верно, ведь F1 изобрели французы.

via

Это интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *