Славяне у Ибн Фадлана

 

Картинки по запросу древние славяне
В 1937 г. правительство Ирана передало в дар АН СССР фотокопию Мешхедской (полной) рукописи Ибн Фадлана, обнаруженной в 23 году А.З.В.Таганом (А.З.Валидовым) — эмигрировавшим из России востоковедом. Это был последняя находка, введенная в научный оборот и завершающая до сих пор перечень текстов, обычно именуемых восточными источниками, к которым обычно относят все сведения на арабском, персидском, еврейском, сирийском, армянском и других неевропейских языках.

«Записка» Ибн Фадлана представляет собой путевые заметки секретаря посольства повелителя правоверных к правителю Волжской Булгарии. Само посольство, как пишет Ибн Фадлан, было предпринято в ответ на письмо аль-Хасана сына Балтавара, царя Булгарии к халифу Багдада ал-Муктадиру (908-932 гг.), в котором он просит его о присылке к нему (людей) их тех, кто научил бы его вере, преподал бы ему законы ислама (1.461). Посльство состоялось в 922 г.

В 1939 г. «Записку» Ибн Фадлана перевел на русский и издал А.П.Ковалевский. (В том же году вышло немецкое издание А.З.В.Тогана.2). Cтав одним из наиболее популярных текстов, причем не только в СССР-России, но и во всем мире, (свидетельство чему — появление голливудского исторического блок-бастера «13-й воин»), тем не менее, в силу весьма позднего попадания в научный оборот, «Записка» Ибн Фадлана, как представляется, ещё не получила должного освещения.

Одним из самых впечатляющих фактов, содержащихся в этом произведении, является то, что с первой до последней строки Ибн Фадлан именут правителя Волжской Булгарии — малик ас-сакалиба — царь славян. Этот факт по-видимому настолько поразил переводчика А.П.Ковалевского и издателя, академика И.Ю.Крачковского, что они всместо оригинального названия: Книга Ахмада Ибн Фадлана ибн-аль-‘Аббаса ибн Рашида ибн-Хаммада, клиента Мухаммада ибн-Сулаймана, посла аль-Муктадира к царю славян, вынесли в заголовок нечто нейтральное: Путешествие Ибн Фадлана на Волгу. Б.Н.Заходер в своем Каспийском своде (3,4) в весьма пространном рассмотрении произведения Ибн Фадлана предпочел оставить этот факт без упоминания, лишь глухо признав, что «в комплексе сведений (восточных авторов. К.Е.) можно выделить некоторые элементы относящиеся не к руси-славянам, а к волжским булгарам.(4.78). Поспешил отмежеваться от этой проблемы А.П.Новосильцев, привлекавший политические аргументы в большей, чем было бы нужно это делать, степени: «В то же время в ней отразились пантюркские взгляды Тогана, который, например, доказывает, что «ас-сакалиба» арабских источников — это буртасы, булгары и прочие тюркские племена Восточной Европы. Вопрос о значении термина «ас-сакалиба» непрост и, по сути дела, не решен и в наши дни. По форме позиции Тогана в его решении не отличается от выводов Ковалевского (5) (и ряда других исследователей (6)). Но там, где у последних видно только стремление найти научную истину, у пантюркиста Тогана явно проскальзывают чисто политические мотивы.»(7). Собственно сами выводы А.П.Ковалевского, Т.Левицкого и Тогана не идут дальше констатации, что да, Ибн Фадлан называет царя булгар царем славян. Б.А.Рыбаков вообще исключил Ибн Фадлана из числа источников по истории Киевской Руси (8).

Такое отношение к источнику вовсе не зависит от вполне определенных мировоззренческих позиций авторов, или их принадлежности к научным школам. Например И.Н.Данилевский, принципиально расходящийся с Б.А.Рыбаковым в вопросе о генезисе государства восточных славян, тех самых ас-сакалиба, тем не менее, точно так же, как и его оппонент, не использует данных Ибн Фадлана, хотя само название его курса лекций, казалось бы, к этому обязывает.(9) Другой оппонент Б.А.Рыбакова — В.Я.Петрухин — поступает подобно Б.Н.Заходеру — источник знает, в своих построениях активно использует (даже более активно, чем всех остальных — Ибн Хаукаля, Ибн Хордадбеха, Ибн Якуба, Гардизи и др.) но данная проблема не попадает в его поле зрения.(10).

И все-таки, нельзя сказать, что проблема употребления термина ас-сакалиба Ибн Фадланом совсем выпала из научного обсуждения. И.Г.Коновалова, напутствуюя студентов в коллективном пособии, честно предупреждает: «Арабский этноним ас-саклаб (мн.ч. ас-сакалиба) восходит к греческому — Sklaboi, Sklabhnoi. несмотря на то, что этническое содержание термина ас-сакалиба в некоторых арабо-персидских известиях о народах Восточной и Центральной Европы не всегда поддается однозначной трактовке, этимологически ас-сакалиба — это славяне».(11.172) Поскольку здесь нет исчерпывающего списка этих «некоторых» арабо-персидских известий, то единственно возможный способ действий ответственного исследователя — это относиться к любому известию, как принадлежащему к «некоторым», и изыскивать пути определения конкретного значения употреблённого в этом известии термина ас-сакалиба.

Далее И.Г.Конвалова предлагает свой вариант решения проблемы употребления термина ас-сакилиба Ибн Фадланом: «Такое наименование, как полагают, могло быть связано с расширительным толкованием Ибн Фадланом этнонима ас-сакалиба как всего населения Восточной Европы, что иногда встречается и в других арабских источниках.» (11.215)

Предлагаемое И.Г.Конваловой объяснение не базируется на анализе текста собственно Ибн Фадлана. Из пятнадцати раз употребления термина ас-сакалиба Ибн Фадланом один раз — это личное имя одного из руководителей посольства: Барис ас-Саклаби. Это упоминание не подлежит статистическому учету поскольку превратности судьбы одного конкретного человека нельзя соотносить с судьбами этноса. 12 упоминаний — это упоминание царя славян, т.е. царя Булгарии. Одно упоминание — обозначение страны или города Булгар, как страны или города царя ас-сакалиба: И когда прибывает корабль из страны (города) хазар в страну (город) славян, то царь выезжает верхом и пересчитывает то, что в нем (имеется), и берет из всего этого деся-тую часть. (1. 488) Один раз в самом начале ас-скалиба перечислены в ряду стран виденных Ибн Фадланом: что он сам видел в стране турок, хазар, русов, славян, башкир и других (народов). (1. 461) Отсутствие в этом перечне булгар позволяет вполне надежно ассоциировать и здесь ас-сакалиба с булгарами. И наконец, последнее упоминание в отрывке, известном по Якуту (Йакут): Хазары и царь их все иудеи, и славяне и все, кто соседит с ними, (находят-ся) в покорности у него (царя), и он обращается к ним (словесно), как к находящимся в рабском состоянии, и они повинуются ему с покорностью. Это единственное место, могущее затуманить общий смысл употребления термина ас-сакалиба Ибн Фадланом, т.к. здесь упомянуты только хазары и ас-сакалиба. Однако, т.к. это заключительный пассаж секретаря посольства к царю ас-сакалиба, вполне естественно выглядит выделение именно ас-сакалиба из массы других стран и народов.

Таким образом все упоминания ас-сакалиба Ибн Фадланом относятся именно к Волжской Булгарии и не имеют расширительного смысла. Одновременно с этим следует указать, что Ибн-Фадлан описывает или упоминает следующие этносы юго-востока Европейской равнины: ас-сакалиба; русы; хазары; аскал; вису, живущие в трёх месяцах пути от Булгара; печенеги; турки, называемые ал-Башгирд (башкиры), турки-гузы. То есть Ибн-Фадлан различает гораздо большее количество этнических категорий, чем это было бы при традиционом для многих авторов пренебрежении к чужим и именовании их всех каким-нибудь единым термином, обычно имеющим смысл «варвары».

Известные механизмы передачи самоназвания от завоевателей к завоеванным и наоборот в этом случае так же неприменимы. Нет никаких сомнений в том, что славяне никогда не составляли ни основного этнического массива в Волжской Булгарии, ни правящего элемента её. Можно было бы в осёдлых лесных подданных царя ас-сакалибов попытаться увидеть славян, давших своё имя кочевым пришельцам с юга. Но эта версия пока встречает практически непреодолимое препятствие в виде полного отсутствия в данном регионе на интересующее время славянской археологии (12), и в то же время есть множество других осёдлых и неславянских народов, населявших приволжские леса и лесостепи, что бы без каких-либо других надёжных источников принять такую версию. К тому же если ас-сакалиба-славяне — самоназвание, уже принятое болгарами в начале IX в. то нужна ещё одна теория, объясняющая, почему в течение следующих 200 лет они вновь изменили самоидентификацию и не только вернулись сами к древнему имени болгары, но и передали его подданным ас-сакалибам-славянам.

Но дело в том, что ас-сакалибами называет булгар араб Ибн Фадлан, в то время как сами себя булгары булгарами же и называли:

— …на его минбаре уже провозглашали за него хутбу: «О, Аллах! сохрани (в благополу-чии) царя Балтавара, царя Булгара» (1. 477).

— …он (хатиб) стал провозглашать за него (царя) хутбу: «О, Аллах! сохрани раба твоего Джа’фара ибн-‘Абдаллаха, повелителя (эмира) Булгара, клиента повелителя правоверных». (1. 478)

Отсюда совершенно очевидно, что булгары — самоназвание, а ас-сакалиба — именование булгар официальной багдадской делегацией. И это различие в само- и внешнем именованием не вызывает у Ибн Фадлана ни малейшей сложности. В качестве аналога, можно привести различные внешние именования народа дойч: немцы, германцы, алеманы и др., что тоже никого не затрудняет.

В описании Ибн Фадланом ас-сакалиба достаточно ясно присутствуют как элементы кочевий (юрты), так и элементы осёдлости (дома, погреба). Поэтому версия И.Г.Конваловой не лишена оснований, но только на гораздо более локальной территории, чем вся Восточная Европа. Ас-сакалиба, с учётом указанных различий образа жизни — не этническое самоназвание, и даже не внешнее именование этноса а привнесённое извне, арабами, наименование граждан-подданных государства волжских булгар.

Теперь остается выяснить когда и каким образом у арабов в Багдаде сложилось устойчивое наименование Волжской Булгарии как страны ас-сакалиба. Для того, что бы это прояснить обратимся к самым ранним упоминаниям восточными авторами этикона ас-сакалиба. Правда под самыми ранними в силу специфики арабо-персидской историко-географической литературы следует понимать не самые ранние по датировке тексты, а тексты, описывающие самые ранние события.

Ибн Исфендийар (1216-1217) и Амули (XIV в). Во время правления Хосрова I Ануширвана (531-579 гг.) его брат бежал через дербент к хазарам и славянам (13. 362) (т.е. ас-сакалибам).

ал-Балазури (ум. 892 г.) и ал-Куфи (ум. 926 г.). В 737 году арабы под предводительством Марвана совершили большой поход на север за Кавказские горы. Они прошли Дербентские ворота, разгромили хазар, взяли их столицу город Байду и, двигаясь дальше на север, достигли реки, названной Рекой сакалибов (Нахр ас-сакалиба), где взяли в плен двадцать тысяч семей этих самых ас-сакалибов.

ал-Йа’куби (IX в.). В 853-854 годах некие санарийцы, жители современной Северной Кахетии, отправили послов на север в том числе и к сахиб (властителю) ас-сакалиба.

Этих самых ас-сакалиба Й.Маркват, В.В.Бартольд, А.П.Новосельцев и отождествляют со славянами, а так же и с ас-сакалиба с другого конца Европы — в Испании, у кордовских эмиров в IX-XI вв. была гвардия ас-сакалиба, в которую, впрочем, входили немцы и венгры, да и сама Западная Европа характеризовалась, как земля германцев и ас-сакалиба. (13. 367-371)

Для такого отождествления (вне контекста Ибн Фадлана) есть некоторые весомые основания. Во-первых, сам термин ас-сакалиба возник у восточных авторов именно как определение для славян. Впервые он зафиксирован у придворного поэта ал-Ахталя (ок 640-710 гг.) в поэме, написанной в конце VII века, где упоминаются «златокудрые сакалибы», в связи с войнами с Византией. Именно в это время воинские контингенты славян активно использовались византийцами в войнах с арабами.(11. 172)

Во-вторых, в параллель к сообщению ал-Йа’куби ставятся данные арабского автора Х в. Ибн ан-Надима (X в.), упоминающего, что один из царей горы ал-Кабек направил послов к «царю русов». (11.202)

Для начала следует разделить Восток и Запад. Как бы ни были воинственны арабы, но на север дальше треугольника, образуемого нижними течениями Волги и Дона, они продвинуться ни при каких обстоятельствах не могли. А на этой территории никаких славянских древностей, предшествующих появлению здесь казаков в XV-XVI вв., нет, и Нестор, описывая расселение славян, юго-восточнее правых притоков Днепра и Оки никого не поселяет. Исходя из этого, восточные ас-сакалиба никак славянами быть не могли.

Под Славянской рекой (нахр Ас-сакалиба) все исследователи видят либо Дон, либо Волгу, в обоих случаях их нижние течения от переволоки.(11.214) Вслед за А.П.Новосельцевым считаем, что это Дон.

 

Ибн ал-Факих (~ 903 г., в переводе А.П.Новосельцева). Славяне едут к морю Рум [из Киева], и берёт с них властитель Рума [Константинополя*] десятину; затем следуют они до Самкуша еврейского [Керч, владение хазар*]; далее они направляются в страну Славян или переходят из моря Славянского [Азов*] в ту реку, которую называют Славянская река [Дон], с тем чтобы идти в залив Хазарский [Дельта Волги, хазары портов на Каспии не имели*], и там с них берёт десятину властитель хазар; затем следуют они к морю Хорасанскому [Каспий*] попадают в Джурджан [южный берег Каспия] и продают всё, что с собой привозят, и всё это попадает в Рэй. (13. 385, * — К.Е.)

В этом фрагменте вся группа славянских топонимов: страна Славян, море Славянское и река Славянская (нахр ас-сакалиба) без сомнения образованы из единого источника. Совершенно бессмысленно объяснять одно из них на основании другого, и наоборот, удостоверившись в происхождение одного названия, будет логично точно так же объяснить и другие. Здесь очевидно, что все названия происходят от названия народа — ас-сакалиба. При этом вполне надёжно река интерпретируется с Доном, а море с Азовом.

Достаточно привлекательным выглядит вариант объяснения термина ас-сакалиба, которого придерживается, например Л.Н.Гумилёв. Ас-сакалиба — это термин, обозначающий и вообще неверных и, в частности, гвардию, составленную из рабов-неверных (боевых холопов), в то время как собственно для обозначения славян в арабском языке есть слово «славиа». Т.е. Марван взял в плен не представителей некоего народа, тогда бы пленных считали не семьями, а штуками, но перевёл неких пленных в статус боевых холопов.(14. 86) Но к кому же тогда посылали послов санарийцы? К тому же от имени сословия не производятся топонимы рек и морей.

Соглашаясь, что термин ас-сакалиба на Западе мог обозначать гвардию из неверных и, вероятно, восходит к греческому «склавины», на Востоке находим другое значение ас-сакалиба.

О болгарах (4.29):

Ибн Русте. (903-913 гг) Они [болгары] трёх разрядов. Один разряд из них называется б.р.сула, другой разряд — ас-к.л. и третий — булгары.

Гардизи. (1050-1059 гг.) И существуют эти три разряда, первый называется б.р.сула, другой разряд — ас.к.л. и третий — булгары.

Худад ал-‘алам. (~982 г.) Начертания разрядов: б.р.зула, аш.к.л., булгары. (Б.З.) В переводе В.В.Бартольда: бихдула, ишкиль, булгар.

О мадьярах (4.48):

Бакри (XI в.) (Пер. В.В.Розена). О странах Маджгария. Маджгария между странами Печенегов и странами Ашкал из Болгар.

Ибн Русте (Пер. Д.А.Хвольсона). Мадьяры. Между землёй печенегов и землёй болгарских Эсгель лежит первый из краёв мадьярских.

Гардизи (Пер. В.В.Бартольда). Между владениями болгар и владениями искилей, тоже принадлежащих болгарам, находится область мадьяр.

Вот эти булгары второго разряда — ас-с.к., упоминающиеся у нескольких авторов и как часть булгар и как ближайшие соседи мадьяр и были теми северокавказскими ас-сакалибами, которых взял в плен Марван и к которым посылали послов санарийцы.

Этих же ас-с.к можно видеть и у Ибн Фадлана:

Другая группа была с царём некоего племени, которого называли царь Аскал. Он [Аскал] был в повиновении у него [царя Булгара] (1.487)

Второе упоминание связано с выдачей замуж дочери болгарского царя за царя Аскал. В имеющемся у меня издании то ли опечатка, то ли исходный перевод такой: он (болгарский царь) поспешил и женился (так! Е.К.) на ней ради царя Аскал.(105.488) Поэтому приведу более вразумительный перевод В.В.Бартольда.

Как только это [известие] дошло до царя «славян», он [царь булгар. Е.К.] упредил [это] и выдал её [свою дочь] замуж за царя [князя] [племени] эскэл, который находился под его властью. (4.29)

Собственно из текста совсем не следует, что Аскал — этническое, а не личное имя, но поскольку по большей части Ибн-Фадлан оперирует этническими именами для жителей неведомых и не мусульманских ещё стран, то примем традиционную версию, что Аскал — этикон. Точно также никаких данных об этническом различии тех, кого Ибн-Фадлан именует ас-сакалиба, т.е. булгар, и аскал нет, во всяком случае иных, отличных от болгар кочевников, он называет — это печенеги и разные турки.

Таким образом можно предположить механизм появления обозначения ас-сакалиба у Ибн Фадлана применительно к булгарам. Практически одновременно в конце VII — начале VIII вв. арабы познакомились на западе (в Малой Азии) и востоке (т.е. севере, в Предкавказье) с двумя совершенно различными этносами, имевшими схожие названия. В результате кабинетности большей части арабо-персидских авторов, что подчеркивают большинство востоковедов (15), сложилась ситуация, что термин ас-сакалиба закрепился одновременно и за славянами и за булгарами. Пока те и другие были в разных частях света, это не могло вызывать сложностей. Однако довольно быстро славяне и булгары оказались близкими соседями, результатом чего и стала та путаница у восточных авторов.

Так например давно подмечено, что описание быта ас-сакалиба — восточных славян, когда это не вызывает сомнений по контексту, сопровождается упоминанием, что славянский царь питается исключительно молоком. Поскольку столь экстравагантная черта как молоколюбие русских князей никак себя в иных источниках не проявила, то ещё Б.Н.Заходер отнес этот пассаж к булгарам (4.79)

Представляется, что еще некоторые из упоминаний ас-сакалиба могут быть рассмотрены в контексте ас-сакалиба-булгары. Речь, во-первых, идет об известном сообщении Ибн Хордадбеха о русах-купцах, у которых переводчиками славянские евнухи. Не вдавясь сейчас в подробный разбор этого сообщения, просто укажем, что со времен И.Маркварта существует предположение, поддержанное Б.Н.Заходером (4.90) и решительно, но без аргументов отвергаемое А.П.Новосильцевым (7.386), что русы-купцы данного сообщения — это испорченное обозначение евреев — ар_Раданийа. Тогда наличие переводчиков из славян у путешествующих по всему мусульмано-византийскому миру купцов представляется совершенно невероятным. Впрочем преимущество волжских булгар перед славянами на роль системообразующего компонента подобной корпорации тоже совершенно неочевидно. Скорее тут можно увидель модифицированный смысл невольники-профессионалы по типу ас-сакалиба — гвардия, боевые холопы.

Во-вторых, сообщение Масуди (Начало X в. — 956 г.) об Итиле, где было семь судей: двое для мусульман, двое для хазар в соответствии с законом Торы, двое для христиан в соответствии с Евангелием и один для славян, русов и прочих язычников: он судил их в соответствии с естественным правом, то есть по разуму. (16.230) Попытка интерпретировать ас-сакалиба этого сообщения Масуди вне всего контекста его произведения вероятно не может привести к положительным результатам, однако книги Масуди: «Хроника» — «Ахбар аз-заман», «Средняя книга» — «ал-Китаб ал-аусат», «Промывальни золота и рудники самоцветов» — «Мурудж аз-захаб ва ма’адин ал-джавахир», «Книга предупреждения и пересмотра» — «Китаб ат-танбих ва-л-ишраф»; до сих пор недоступны русскоязычному читателю. Все библиогафии отсылают к практически недоступным французским изданиям прошлого века. И только в 1989 г. в Бейруте вышел новый перевод на английский. Однако двойные переводы неизбежно пораждают ошибки, так что будем надеятся, что российские востоковеды найдут деньги и желание для осуществления серии русских переводов множества до сих пор непереводившихся в полном объеме текстов восточных авторов.

В заключении скажем, что в данной статье совершенно сознательно обойдена проблема употребления термина русы восточными авторами, а так же всех связанных с этим классических вопросов: соответствие русов и славян, три центра, остров рус, русская торговля, походы русов и др. Все это темы, требующие отдельного рассмотрения.
Константин Егоров

Примечания

1. Путешествие Ибн Фадлана на Волгу. в кн. Русские летописи. Т.2. Воскресенская летопись, Рязань, 1998 г. Печатается по изданию Путешествие Ибн Фадлана на Волгу. Под редакцией академика И.Ю.Крачковского. М.-Л., 1939 г.
2. Validi Togan A.Z. lbn Fadlan’s Reisehericht. Leipzig, 1939.
3. Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений Восточной Европе., т. 1. М. 1962г.
4. Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений Восточной Европе., т. 2. М. 1967г.
5. Ковалевский А.П. Посольство халифа к царю волжских булгар в 921-922 гг // Ист. зап. 1951. Т. 37. С. 163.
6. Например, Т.Левицкого
7. Новосильцев А.П.. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа.
8. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М., 1993.
9. Данилевский И.Н. Древняя Русь Глазами современников и потомков (IX-XII вв.). М., 1999 г.
10. Петрухин В.Я. Начало этнокультурной истории Руси IX-XI веков. Смленск, М., 1995 г.
11. Древняя русь в светезарубежных источников. Под редакцией Е.А.Мельниковой. М. 1999 г. Часть I. Античные источники — А.В.Подосинов. Часть II. Византийские источники — М.В.Бибиков. Часть III. Восточные источники — И.Г.Коновалова. Часть IV. Западноевропейские источники — А.В.Назаренко. Часть V. Скандинавские источники — Г.В.Глазырина, Т.Н.Джаксон, Е.А.Мельникова.
12. В.В.Седов Восточные славяне в VI-XIII вв. М., 1982 г.
13. Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI-IX вв. в кн. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965.
14. Гумилёв Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. М. 1992.
15. Приведём здесь общую характеристику восточных авторов, которую дал Б.Н.Заходер солидаризуясь со своим предшественником В.В.Бартольдом. (3.5)
«…наш замечательный ориенталист В.В.Бартольд (1869-1930) отмечал: «Положение с арабской географической литературой несколько затруднено её книжным характером и связанной с этим хронологической неопределённостью. Например, если мы знаем, что один автор писал в Х в., а другой — в IX в., то из этого не следует, чтобы рассказы второго относились к более позднему времени, чем рассказы первого; почти все авторы пишут по книгам, не называя своих источников и не определяя их времени, и часто бывает, что в сочинении XI в. использован более ранний источник, чем в сочинении X в.» Внимательный просмотр раннесредневековой географической литературы на арабском и персидском языках приводит нас к ещё более решительным выводам: авторы, биографические данные которых позволяют высказать предположение об их реальном и оригинальном участии в приписываемом им сочинении, — чрезвычайно редки. Подавляющее большинство авторов географических сочинений — компиляторы; ни рассмотрение их собственных сочинений, ни какие-либо иные данные вне этих сочинений не позволяют ни в малейшей мере обоснованно утверждать их самостоятельность и оригинальность. Если к этому присоединить ещё то обстоятельство, что большинство этих сочинений дошло до нас в плохой текстовой сохранности, и что значительная часть сочинений сохранилась в очень поздней и, естественно, искажённой переписке, то упоминание автора и названия сочинения зачастую может быть заменено отсылкой к варианту или редакции, представителем которых является тот или иной автор».
16. Вернадский Г.В. Древняя русь. Тверь, М., 1996 г.

via

Это интересно

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *