Ричард Бёрд-путешествие к центу Земли

Говоря об антарктической экспедиции Ричарда Бёрда 1946-1947 годов, мы, конечно же, не можем пройти мимо так называемого дневника контр-адмирала, фрагменты которого достаточно легко найти как в Рунете, так и на иноязычных интернет-ресурсах. Прежде чем перейти к рассказу об истории появления этого текста и обсуждению сведений, изложенных в так называемом «дневнике Бёрда», следует ознакомиться с записями 1947 и 1956 годов, авторство которых приписывается знаменитому американскому полярному исследователю.
Специально обращаем внимание читателей на то обстоятельство, что в тексте речь идёт не только об Антарктике, но и об Арктике: то есть о территориях, которые находятся на противоположных сторонах земного шара.

Судя по циркулирующей в Интернете информации, отрывки из дневников Ричарда Бёрда начали всплывать ориентировочно с середины 1990-х годов. Причём одни утверждают, что они появились с подачи жены контр-адмирала, другие — что фрагменты были обнародованы с подачи его дочери.

Примечательно, что чаще всего публикуется только седьмая глава из третьей части дневника — та самая, где речь идёт о встрече Ричарда Бёрда с представителями живущей во внутренних областях Земли цивилизации Ариании.
Обращает на себя и другое обстоятельство.

В англоязычной версии наименование этого текста таково: «The Flight to the Land Beyond the North Pole. A Copy of the Diary of Admiral Richard E. BYRD». В переводе на русский язык название звучит так: «Копия дневника адмирала Ричарда И. Бёрда. Полёт в земли, находящиеся за Северным полюсом». Хотя сам фрагмент дневника датирован февралём — мартом 1947 года — то есть тем временем, когда Ричард Бёрд был в Антарктиде и никаких полётов над Северным полюсом, по здравой логике, осуществлять не мог.

Итак, обратимся к этому более чем странному документу…
«МОЙ СЕКРЕТНЫЙ ДНЕВНИК О ПОЛОЙ ЗЕМЛЕ.
Дневник адмирала Ричарда Бёрда (февраль — март 1947 года). Исследовательский полёт над Северным полюсом.

Я пишу этот дневник втайне и не до конца всё понимая. Он относится к моему Арктическому полёту 19 февраля 1947 года. Приходит время, когда неизбежность истины затмевает рациональность. Я не вправе раскрывать следующую документацию на момент написания… может быть, она никогда не откроется для широкой общественности, но мой долг записать здесь всё, чтобы это было однажды прочитано.

Бортовой журнал: Арктическая база, 19/02/1947.
6:00. Все приготовления для нашего полёта на север завершены, и мы отрываемся от земли в 6:10 с полными баками горючего.
6:20. Топливовоздушная смесь в правом двигателе слишком насыщенная, выполнили регулирование, и теперь двигатели «Pratt Whittneys» работают хорошо.
7:30. Радиоконтакт с базой. Всё в порядке, и радиосигнал хороший.
7:40. Заметил небольшую утечку масла в правом двигателе, однако индикатор давления масла показывает, что всё в норме.

8:00. Небольшая турбулентность отмечена в восточном направлении на высоте 2321 фут, изменили высоту до 1700 футов, больше турбулентность не наблюдается, но хвостовой ветер усиливается. Небольшие регулировки дросселя, и сейчас самолёт управляется отлично.
8:15. Радиоконтакт с базой, всё в норме.
8:30. Снова турбулентность. Поднялись до 2900 футов, снова всё спокойно.
9:10. Бескрайний лёд и снег внизу, отмечаются области, окрашенные в желтоватый цвет. Меняем курс для лучшего изучения этих областей, замечаем красноватые и пурпурные области. Делаем два круга над этими местами и возвращаемся на курс. Радиоконтакт с базой, сверяем местоположение и передаём информацию об окрашенном снеге и льде под нами.
9:10. Магнитный и гирокомпас перестают раскачиваться и вращаться так, что мы не можем держать курс по приборам. Используем солнечный компас, так как он позволяет держать курс. Самолёт достаточно тяжело управляется, хотя обледенение фюзеляжа не наблюдается.
9:15. В отдалении — нечто, напоминающее горы.
9:49. Спустя 29 минут мы убедились, что это действительно горы. Это небольшой горный хребет, который я никогда не видел!
9:55. Изменяем высоту до 2950 футов, так как снова наблюдаем сильную турбулентность.
10:00. Мы пролетаем над небольшим горным хребтом, всё ещё двигаясь на север так точно, как это может быть установлено. Помимо горного хребта мы видим небольшую поляну с рекой или ручьём посредине. Но ведь под нами не может быть зелёной поляны! Здесь что-то определённо не так! Мы должны быть надо льдом и снегом! По левому борту мы видим лес, растущий на склонах гор. Наши навигационные инструменты всё ещё вращаются, гироскоп раскачивается вперёд-назад.

10:05. Я изменяю высоту до 1400 футов и закладываю крутой левый крен для того, чтобы рассмотреть поляну под нами. Она зелёная, либо из-за мха, либо из-за плотно сплетённой травы. Свет здесь кажется другим. Я больше не вижу Солнца. Мы делаем ещё один левый разворот и замечаем нечто вроде большого животного под нами. Похоже, что это слон. НЕТ!!! Он больше похож на мамонта! Невероятно! Но тем не менее это так! Мы снижаемся до 1000 футов, и я достаю бинокль для того, чтобы лучше рассмотреть животное. Теперь я убедился — это определённо животное вроде мамонта. Сообщаем это на базу.

10:30. Обнаруживаем больше зелёных холмов. Индикатор температуры за бортом показывает 74 градуса по Фаренгейту (23 градуса по Цельсию. — Авт. ). Продолжаем двигаться на север. Навигационные приборы сейчас в норме. Я озадачен их поведением. Пытаемся выйти на радиоконтакт с базой. Радио не функционирует!

11:30. Земля под нами более ровная и нормальная (если можно её так назвать). Впереди мы замечаем нечто похожее на город!!! Невероятно! Самолёт кажется странно лёгким. Управление не реагирует! Господи! По бокам от наших крыльев странного типа летательные аппараты. Они летят вдоль, быстро приближаясь. Они напоминают по форме диск, и [имеют] блестящий внешний вид. Сейчас они достаточно близко, чтобы увидеть маркировку на них. Это свастика!!! Фантастика. Где же мы? Что же произошло. Я пытаюсь потянуть на себя штурвал — никакой реакции! Мы пойманы в нечто вроде невидимых тисков!
11:35. Наше радио начинает трещать и слышится голос на английском с небольшим скандинавским или немецким акцентом. «Адмирал, добро пожаловать на нашу территорию. Мы приземлим вас ровно через 7 минут. Расслабьтесь, адмирал, вы — в надёжных руках». Я заметил, как двигатели нашего самолёта остановились! Самолёт под каким-то непонятным контролем, и сейчас сам совершает поворот. Управление бесполезно.
11:40. Ещё одно радиосообщение получено: «Мы начинаем процесс посадки», и через некоторое время самолёт начинает немного дрожать и снижаться так, как будто находится на невидимом подъёмнике. Мы снижаемся очень плавно и касаемся земли лишь с небольшим толчком!
11:45. Я делаю последнюю поспешную запись в бортовой журнал. Несколько мужчин пешком приближаются к нашему самолёту. Они высокие со светлыми волосами. В отдалении — большой город, пульсирующий и мерцающий всеми цветами радуги. Я не знаю, что сейчас произойдёт, но я не вижу оружия у тех, кто приближается. Я слышу голос, обращающийся ко мне по имени, чтобы я открыл дверь грузового отсека. Я выполняю.

КОНЕЦ ЖУРНАЛА.
С этого момента я описываю все события по памяти. Описанное ниже не поддаётся воображению и будет выглядеть полным бредом, если бы это не произошло на самом деле.
Радиста и меня вывели из самолёта, но обходились с нами очень тепло и уважительно. Далее мы взошли на некое транспортное средство, напоминающее платформу, но без колёс. Она понесла нас к мерцающему городу с большой скоростью. По мере приближения создалось впечатление, что город был сделан из какого-то материала, напоминающего хрусталь.

Вскоре мы прибыли к большому зданию, подобных которому я ни разу в жизни не видел. По архитектуре оно напоминало работы Фрэнка Ллойда Райта (Frank Lloyd Wright; 05.06.1867-09.04.1959; американский архитектор, известный необычными проектами вроде «Fallingwater» или «Solomon Museum». — Авт.) или даже фантастические новеллы про Бака Роджерса!!! Нам дали какие-то тёплые напитки, по вкусу не напоминающие ничего, что я пробовал до этого. Восхитительно!

Примерно через 10 минут появились наши необычные сопровождающие и сказали, что я должен проследовать с ними. Мне не оставалось ничего, кроме как согласиться. Я оставил своего радиста, и спустя некоторое время мы зашли в нечто, напоминающее лифт. Мы спускались какое-то время, после чего кабина остановилась и дверь беззвучно поднялась вверх! Дальше мы пошли по коридору, залитому розовым светом, исходившим, кажется, прямо из самих стен. Один из наших сопровождающих жестом попросил остановиться перед большой дверью. На двери были нанесены какие-то знаки, которые я не мог понять. Большая дверь бесшумно открылась, и мне предложили пройти внутрь. Один из сопровождающих сказал: «Не бойтесь, адмирал, вас примет Хозяин».

Я захожу внутрь и вижу яркий необычный свет, заполняющий всё помещение. После того как глаза привыкают к свету, я замечаю то, что меня окружает. То, что я увидел, было самым прекрасным из всего, что я видел в жизни. Это было слишком прекрасно, чтобы я мог это как-то описать. Это тонко и изысканно. Я думаю, что не существует слов, чтобы описать ЭТО со всей точностью и правдоподобностью! Мои мысли были мягко прерваны тёплым мелодичным голосом: «Я приветствую вас на нашей земле, адмирал».
Я вижу человека в возрасте, с приятными чертами лица. Он сидит за большим столом. Движением он предложил мне сесть на один из стульев. После того как я сел, он свёл пальцы рук вместе и улыбнулся. Он продолжает говорить мягким голосом и передаёт нижеследующее.

«Мы позволили вам попасть сюда потому, что вы — благородный человек и хорошо известны на поверхности Земли, адмирал».
«Поверхности Земли…». У меня перехватило дыхание! «Да, — ответил Хозяин с улыбкой, — вы находитесь в землях Ариании, внутреннего мира Земли. Мы не отнимем много времени от вашей миссии и в целости и сохранности вернём на поверхность Земли на некоторое расстояние.

Но теперь, адмирал, я должен объяснить вам, почему вы здесь. Мы стали наблюдать за вашей расой сразу после того, как взорвались первые атомные бомбы в Хиросиме и Нагасаки в Японии. Именно в это неспокойное время мы в первый раз отправили наши летательные аппараты («Flugelrad») в ваш мир на поверхности с целью узнать, что у вас произошло. Конечно, сейчас это в прошлом, мой дорогой адмирал, но я должен продолжить.

Видите ли, мы никогда раньше не вмешивались в жестокость и войны вашей расы, но сейчас мы обязаны это сделать, так как вы научились обращаться с одной силой, которая не предназначена для человека: я говорю о ядерной энергии. Наши посланники уже доставили сообщения державам вашего мира, но те пока не прислушались. Сегодня вы были выбраны быть свидетелем того, что наш мир действительно существует. Как видите, наша культура и наука на много тысяч лет обгоняет вашу, адмирал».
Я перебил: «Но как это может быть связано со мной, сэр?»
Показалось, что глаза Хозяина проникли в мой разум, и после некоторой паузы он продолжил:
«Ваша раса достигла точки невозврата, так как среди вас есть такие, которые скорее уничтожат весь ваш мир, чем откажутся от своей силы, так как они знают о ней».
Я кивнул, и Хозяин продолжил:
«В 1945 году и позже мы пытались выйти на контакт с вашей расой, но наши попытки были встречены враждебностью, наши «Flugelrad’ы» были обстреляны. Да, даже преследовались вашими истребителями с целью уничтожить. Поэтому сейчас, сын мой, я сообщаю, что в вашем мире собирается большая буря, чёрная ярость, которая не исчерпает себя за много лет. В вашем оружии не будет ответа, ваша наука не защитит вас. Буря может бушевать до тех пор, пока не будет растоптан каждый цветок вашей культуры, пока вся человечность не будет затоптана в бескрайний хаос. Ваша последняя война была лишь прелюдией того, через что придётся пройти вашей расе. Мы здесь видим всё чётче с каждым часом. Вы считаете, что я ошибаюсь?»

«Нет, — ответил я, — это уже случалось раньше, наступали тёмные века, и они длились более пятисот лет».
«Да, мой сын, — ответил Хозяин, — тёмные века, которые придут сейчас, покроют Землю тёмной пеленой, но я верю, что некоторые из вашей расы переживут эту бурю, ничего больше я не могу сказать. Вдали мы видим новый мир, возрождающийся на руинах вашей расы, ищущий потерянные легендарные сокровища, и они будут здесь, сын мой, у нас на хранении. Когда это время придёт, мы снова выйдем, чтобы помочь вам возродить вашу расу и культуру. Может быть, к тому времени вы осознаете бессмысленность войн и соперничества. И может быть, после этого некоторые части вашей культуры и науки будут возвращены вам, чтобы начать всё заново. Тебе, сын мой, нужно вернуться в мир на поверхности с этим посланием…».

С этими словами наша встреча, похоже, подошла к концу. Я стоял некоторое время как во сне, и, тем не менее, я знал, что это было реальностью, и по какой-то странной причине я слегка поклонился, то ли из уважения, то ли из смирения (я так и не понял из-за чего).
Неожиданно я снова заметил, что двое моих сопровождающих стояли рядом со мной. «Пройдёмте, адмирал», — сказал один из них. Перед тем как уйти, я ещё раз посмотрел на Хозяина. По его мудрому лицу проскользнула улыбка, и он сказал: «Прощай, сын мой!» — и помахал мне рукой в знак мира, и наша встреча была на этом окончена.

Мы быстро вышли из больших дверей помещения Хозяина и снова зашли в лифт. Дверь тихо опустилась, и мы сразу поехали вверх. Один из моих сопровождающих сказал: «Теперь мы должны поторопиться, адмирал. Хозяин не хочет больше вас задерживать, и вы должны вернуться с этим сообщением к вашей расе».
Я промолчал. Всё это было совершенно невероятно, но снова мои мысли были прерваны, когда мы остановились. Я зашёл в комнату и оказался снова рядом со своим радистом. У него было озабоченное выражение лица. Я подошёл и сказал: «Всё в порядке, Хоуи, всё в порядке». Двое сопровождающих проводили нас к ожидающему транспортному средству, и вскоре мы были снова рядом с нашим самолётом. Двигатели были выключены, и мы немедленно прошли на борт.

Весь воздух вокруг теперь был пропитан ощущением срочности. Как только закрылась дверь грузового отсека, самолёт стал подниматься в воздух невидимой силой, пока мы не достигли высоты 2700 футов. Два летательных аппарата по сторонам сопровождали нас на пути обратно. Здесь я должен заметить, что индикатор скорости показывал, что мы не движемся, хотя на самом деле мы двигались с очень высокой скоростью.

ЗАПИСЬ В БОРТОВОМ ЖУРНАЛЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
14:15. Пришло радиосообщение: «Мы покидаем вас сейчас, адмирал, ваше управление снова работает, auf wiedersehen!!!» Мы некоторое время смотрели, как «Flugelrad» исчезали в бледном голубом небе.

Самолёт неожиданно тряхнуло так, будто он попал в воздушную яму. Мы быстро выровняли самолёт. Мы некоторое время молчали, каждый думал о своём…
14:20. Мы снова находимся над обширными площадями льда и снега и примерно в 27 минутах от базы. Мы выходим с ними на радиоконтакт. Мы сообщаем, что всё в норме. База сообщает об облегчении из-за того, что мы снова на связи.
15:00. Мы мягко приземляемся на базе. У меня есть миссия…

КОНЕЦ ЗАПИСЕЙ В БОРТОВОМ ЖУРНАЛЕ.
11 марта 1947 года. Я только что присутствовал на совещании сотрудников в Пентагоне. Я полностью сообщил о своём открытии и сообщении от Хозяина. Всё было должным образом записано. Об этом было доложено Президенту. Сейчас я уже несколько часов нахожусь под стражей (6 часов 39 минут, если быть точным). Я был внимательно опрошен сотрудниками Службы Безопасности и командой врачей. Это было испытанием! Я помещён под жёсткий контроль Национальной Службы Безопасности США! МНЕ ПРИКАЗАНО МОЛЧАТЬ ОТНОСИТЕЛЬНО ВСЕГО, ЧТО Я УЗНАЛ! Невероятно! Мне напомнили, что я — военный и должен подчиняться приказам.

30 ДЕКАБРЯ 1956 ГОДА, ПОСЛЕДНЯЯ ЗАПИСЬ.
Последние несколько лет с 1947 года не были лёгкими… Сейчас я хочу сделать свою последнюю запись в этом дневнике. В заключение я хотел бы сказать, что я верно хранил эту тайну все эти годы. Это было против моего желания и моих ценностей. Сейчас я чувствую, что мои дни сочтены, однако эта тайна не уйдёт со мной в могилу, а, как любая истина, рано или поздно восторжествует.

Это может оказаться единственной надеждой человечества. Я видел правду, и она укрепила мой дух и освободила меня! Я отдал должное чудовищной машине военно-промышленного комплекса. Сейчас приближается длинная ночь, но это будет не конец. Как только длинная арктическая ночь закончится, ослепительный бриллиант Истины заблистает, и те, кто во тьме, утонут в его свете…
ПОТОМУ ЧТО Я ВИДЕЛ ТУ ЗЕМЛЮ ЗА ПОЛЮСОМ, ЭТОТ ЦЕНТР ВЕЛИКОГО НЕИЗВЕДАННОГО.
Admiral Richard E. Byrd, United States Navy, 24 December 1956″.

Осовин Игорь, Почечуев Сергей

Это интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *